«2 месяца без зарплаты»: разбираемся, что происходит со стартапом Qtap

О редакции Нас 300 тысяч! Расскажи о своем бизнесе ИТ-комьюнити
Дата публикации: 18.06.2024, 10:15

Кофаундеры Qtap Айдын Айдынгали и Альжан Сабралиев, инвестор, бизнес-ангел Бахт Ниязов

Недавно команда казахстанского стартапа Qtap сообщила на Instagram-странице qtap.team о непростой ситуации в компании. В сообщении говорится о разного рода проблемах, включая долги по аренде офиса и зарплатам перед сотрудниками.

Что происходит с проектомCPO Qtap Айдын Айдынгали и CTO Альжан Сабралиев сообщили Digital Business, что «по всем обстоятельствам продолжать работу стало невозможно». Публикуем их ответы на наши вопросы, а также мнение венчурного инвестора Бахта Ниязова, ранее вложившегося в этот проект.

История конфликта

Скандал вокруг Qtap стал публично раскручиваться в апреле. Супруга CEO и сооснователя проекта Мадата Каримова Айсулу Касымбекова на своей странице в Instagram сообщила, что Мадат «лжет своим инвесторам» и «тратит инвесторские деньги» на личные нужды. Мадат Каримов написал пост, в котором пояснил, что изменений в работе Qtap нет и все обязательства перед командой и инвесторами выполняются. Тогда мы собрали мнения сторон в одном материале: Скандал вокруг стартапа Qtap: подробности и комментарии сторон. А вот какие новости по состоянию на июнь.

«Зарплата не выплачивалась 2 месяца»

Пост, опубликованный 12 июня от лица команды, начинается так:

— Последние пару месяцев вокруг компании и команды ходят очень противоречивые новости и слухи. Данное заявление мы хотели бы представить от лица команды Qtap, чтобы прояснить ситуацию и высказать собственную позицию по поводу происходящего.

Далее описаны претензии к Мадату Каримову. Упоминаем некоторые из них. Каждый из этих тезисов мы попросили прокомментировать самого Мадата. Пока ответа на свой запрос, отправленный 13 июня, мы не получили.

1) Судьба средств, выигранных на Startup Battle в рамках Digital Bridge 2023. По заверению авторов, Каримов предоставил для перечисления $25 тыс. личный счет, а потом «признался, что эти деньги он потратил».

Кофаундер и CEO Qtap Мадат Каримов с командой на Startup Battle на Digital Bridge, фото: Батыр Аубакиров

2) Ситуация в целом со средствами компании. «Мадат снял все деньги со счетов казахстанского и американского юрлиц, чтобы покрывать личные нужды», — сообщается в посте. «Суммарно речь идет о растратах в десятки миллионов тенге. Это не считая обязательств перед сотрудниками (зарплата не выплачивалась 2 месяца)». Упоминаются также долги по аренде и налогам.

3) Коммуникация с инвесторами. По утверждению команды, Каримов неверно информировал партнеров и инвесторов о финансовых показателях и втором раунде инвестиций.

Завершается пост признанием, что сотрудники «повязли в решении процессуальных вопросов». Авторы выразили опасение о намерениях CEO зарегистрировать новую компанию.

Кофаундеры Qtap о положении дел в компании

«Мы приостановили все продажи и выплаты с платформы»

Редакция Digital Business отправила список вопросов кофаундерам проекта Айдыну Айдынгали и Альжану Сабралиеву. Приводим ответы, которые мы получили в письменной форме.

Айдын Айдынгали

Сооснователь и CPO Qtap Айдын Айдынгали

— Слышали, что проект приостановил работу. Это так?

— Официального решения поставить проект «на стоп» мы не выносили. Скорее, по всем обстоятельствам продолжать работу стало невозможно — вся команда перестала получать зарплаты с марта, деньги со счетов компании наш СЕО снял подчистую, так что и операционные расходы мы покрывать уже больше не могли, а сам он перестал выходить на связь. Мы направили ему досудебные претензии с требованием погасить образовавшиеся задолженности (по зарплате — прим. Digital Business), сейчас направляем все в комиссию по трудовым спорам.

Однако образовавшийся кассовый разрыв или отсутствие средств само по себе едва ли стали бы для нас причиной прекращать работу — когда мы только начинали и средств не было в принципе, мы ведь работали, потому что верили в проект, друг в друга. В самом начале закрывали все (расходы — прим. Digital Business) из личных средств, мы — стартап, и достаточно гибко можем существовать даже в спартанских условиях. В действительности мы все вынесли Мадату свое официальное недоверие. Мадат систематически и планомерно вводил в заблуждение окружающих в самых разных аспектах — в отношении статуса инвестиционного раунда, нашего финансового положения, наших отношений с инвесторами.

В частности, с инвесторов и началось ухудшение взаимоотношений Мадата со всеми остальными. Некоторые наши нынешние инвесторы и бизнес-партнеры высказались, что с ними он не выходил на связь буквально сразу после получения инвестиций, часто игнорировал и не делился статусом работы.

Сам он все меньше и меньше внимания уделял операционке и внутренней кухне. Предпочитал заниматься исключительно привлечением инвестиций, что мы считали все еще достаточно нормальным распределением обязанностей. Фактическое управление компанией взяли на себя наш СРО и лид-команда. Однако в какой-то момент Мадат и вовсе перестал появляться на еженедельных собраниях, делиться статусами по привлеченным инвестициям. Он стал все больше интересоваться сторонними проектами, договариваться об участии команды в разработке новых стартапов.

Альжан Сабралиев

Кофаундер и CTO Qtap Альжан Сабралиев

Мы до последнего момента старались разобраться в ситуации, поэтому некоторое время команда находилась в подвешенном состоянии. Рассказывали о происходящей ситуации на общих созвонах. Ближе к маю предложили членам команды искать еще варианты по работе, поскольку на тот момент уже озвучили Мадату, что знаем, как он всех вводил в заблуждение. Попутно он предлагал различные планы по тому, как передать компанию Айсулу, потом сразу всем уволиться, забрать платформу и открыть новое юридическое лицо, чтоб все долговые обязательства перешли к ней.

Более того, как мы выяснили уже впоследствии, он предлагал этот план новым инвесторам, представляя ситуацию, как попытку отобрать у него бизнес текущими инвесторами, другими кофаундерами и др. Далее на переговорах с инвесторами он стал открыто требовать, что передаст компанию только при условии, что впоследствии за ним не будет вестись репутационное и уголовное преследование. Всему вышесказанному у нас есть доказательства, которые мы при необходимости готовы предоставить.

— Какое сейчас финансовое состояние проекта?

— Компания сейчас не ведет какой-либо экономической деятельности. Мы приостановили все продажи и выплаты с платформы. По нашей информации, Мадат, обладающий доступом к банковскому счету, снимал все деньги для личных нужд. Образовалась крупная налоговая задолженность, о которой, насколько нам известно, Мадат знал. Также есть крупная задолженность по обязательствам перед сотрудниками, которую мы будем взыскивать в судебном порядке.

— Из-за чего возникли долги?

— Инвестиции мы получали частями. Рассчитывали получить последний транш к концу прошлого года, но этот процесс начал затягиваться. Как оказалось, Мадат не стал отвечать на возникшие с того момента замечания и вопросы инвесторов, не проводил инвесторские апдейты, а с частью инвесторов не поддерживал контакт вовсе. С того момента он начал говорить, что это все попытки с их стороны на нас надавить и увеличить свое участие в долях компании. Более того, он длительное время убеждал команду, что отношения с инвесторами у него прекрасные и беспокоиться причин нет. После того, как мы начали связываться с ними напрямую, они также высказались, что давно начали терять к нему доверие из-за его поведения.

Далее все начало развиваться как снежный ком. Бракоразводный процесс стал скорее финальной точкой, заставившей Мадата раскрыть свои истинные намерения, когда он, на наш взгляд, начал прямо лгать о своих планах и местоположении, снимать деньги со счетов и скрываться от партнеров.

«Мы были настолько увлечены работой, достижениями, что забыли о банальных мерах предосторожности»

— А что известно о привлечении инвестиций в США? В интервью нам Мадат говорил о планах получить около $6 млн и о том, что интерес к проекту от инвесторов был.

— Мадат провел в США несколько месяцев и все переговоры там вел лично. Он так и не поделился полным списком лиц, которые должны были зайти во второй раунд инвестиций. После того, как мы напрямую связались с той частью потенциальных инвесторов, о которых знали, они заявили, что все зависло на этапе предварительных переговоров и итоговых соглашений не было достигнуто.

Мадат Каримов

Мадат Каримов. Фото: из личного архива

— Как думаете, что послужило причиной сложившейся ситуации?

— Ситуация ухудшалась планомерно, но на начальных стадиях мы игнорировали все предпосылки — поведение Мадата менялось постепенно, на него очень сильно повлияли поездки в США и уверенность, что мы уже стали самым крупным, заметным и успешным стартапом, хотя до всего этого было еще очень далеко. На наш взгляд, он переоценил свои взаимоотношения с инвесторами, посчитав их в какой-то мере просто источником ресурсов, а не полноценными партнерами, с которыми следует считаться. Или хотя бы прислушиваться.

Наконец, он поверил в ту картинку, которую мы намеренно выстраивали совместно, — что он чуть ли не единоличный автор и причина нашего успеха. Нам был нужен фронтмен и он с этой задачей справлялся успешно, ему это нравилось. Но в действительности за всеми нашими успехами всегда стояла командная работа. Считаем, он намеренно искажал свою историю, чтобы привлечь к себе больше внимания. Говорил, что сам писал код, хотя не написал ни строчки; гордо давал интервью и ходил на подкасты, все реже упоминая своих кофаундеров. Мы прошли через огонь и воду, но его сломали медные трубы.

— Как можно было избежать проблем, с которыми вы столкнулись?

— Во-первых, нам была нужна другая организационная модель и наличие инструментов сдержек и противовесов. Надо было не откладывать с наймом эксперта в части финансов. Мадат долгое время занимался финансами сам.

Во-вторых, большую роль сыграла наша общая наивность и убежденность в честных намерениях друг друга. Юридически часть долей компании, которые принадлежали команде фаундеров, были «вшиты» в долю Мадата для удобства ведения переговоров. Мы были настолько увлечены работой, достижениями, что забыли о банальных мерах предосторожности.

Более того, очень важно задумываться о своей репутации. У нас маленький рынок, и рассчитывать, что любая ложь останется безнаказанной, не стоит. Наша ситуация должна стать очень важным кейсом для всего сообщества и рынка, поскольку иллюстрирует, с какими испытаниями сталкивается стартап помимо рыночных и операционных.

— Что будет дальше с Qtap?

— Рассматриваем сейчас разные сценарии судьбы компании и команды. Наши прения с Мадатом еще не закончились, и процессуально это очень большая преграда для продолжения ведения деятельности. Но мы сохраняем оптимизм и убеждены, что правда восторжествует.

Мнение инвестора о ситуации с Qtap

«Приняли решение вернуть средства инвесторам и приостановить дальнейшее участие в проекте»

Ситуацию в проекте Digital Business также прокомментировал первый инвестор и ментор Qtap, сооснователь MOST Ventures и UMAY Angels Club Бахт Ниязов. В апреле, когда скандал только разгорался, он заявил, что перестает быть советником Мадата Каримова в проекте. Теперь Бахт (в письменном формате) рассказал, какие уроки вынес из сложившейся ситуации.

Бахт Ниязов

Бахт Ниязов. Фото — UMAY Angel’s Club

— Насколько вы включены в решение текущих проблем проекта?

— Я на связи с ключевыми игроками команды. Как синдикатор я активно участвовал в попытках разрешить кризисную ситуацию. Мы провели внутреннее расследование, взаимодействовали с командой и сооснователями, а также разработали стратегию выхода из кризиса. К сожалению, наши усилия не привели к положительному результату. Приняли решение вернуть средства инвесторам и приостановить дальнейшее участие в проекте.

— Подтверждаете ли вы заявление команды о том, что CEO искажал информацию для инвесторов по части финансовых показателей?

— К сожалению, это уже очевидный факт. CEO предоставлял инвесторам недостоверную информацию о финансовых показателях проекта. В частности, заявленный ежемесячный регулярный доход (MRR) значительно превышал фактические цифры. Также было нецелевое использование средств инвесторов и необоснованные траты. Еще один важный момент — Мадат Каримов фактически гарантировал инвесторам передачу прав на продукт (IP) юридическому лицу, но ничего не сделал для этого.

Точно знаем, что Мадат Каримов фактически присвоил призовые деньги от Astana Hub за победу в стартап-баттле на Digital Bridge. Просто предоставил свою собственную карту для зачисления этого дохода. Данная сумма должна была быть направлена на счет компании, с нее должны были быть уплачены налоги.

Информацию по поводу призовых за стартап-баттл наша редакция уточнила также в Astana Hub. В технопарке сообщили следующее:

– На основании условий конкурса «Astana Hub Battle» в рамках Международного технологического форума Digital Bridge 2023 и Протокола «О подведении итогов конкурса стартап-проектов Astana Hub Battle в рамках Международного технологического форума Digital Bridge 2023» по итогам 3 этапов победителем в номинации The Most Innovative был определен стартап Qtap — Удобный конструктор сайтов с предустановленной монетизацией, глубокой персонализацией и аналитикой, заявителем которого выступил Каримов Мадат. Подача заявки на участие на портале astanahub.com данным лицом была осуществлена 12.09.2023.

Заявленный размер призовой суммы за выигрыш в номинации The Most Innovative составил 25 000 долларов США по курсу Национального банка РК на 06.11.2023 года (11 628 500 тенге) с учетом суммы индивидуального подоходного налога, подлежащего удержанию у источника выплаты доходов в размере 1 162 850 тенге.

Согласно договору о безвозмездной передаче призовой суммы, призовые средства были зачислены на счет заявителя на основании поданной заявки.

— Что известно о привлечении инвестиций в США?

– Основатель заявлял о договоренностях с инвесторами из США на сумму $4-5 млн при оценке компании в $30 млн. Однако, нам не было предоставлено никаких подтверждений этих договоренностей. Я слышал, что он хочет уехать в США и там продолжать свою деятельность. Считаю своим долгом не допустить такого сценария. Инвесторы в США должны узнать о том, как он поступил с инвесторами в Казахстане.

«Если команда будет готова перезапустить стартап, то я им помогу»

— Как думаете, в чем главная причина сложившейся ситуации?

— Это чисто субъективный фактор. Неадекватные действия конкретного основателя стартапа. Команда делала все возможное, чтобы спасти проект.

Бахт Ниязов на CEVF 2024. Фото: предоставлено организаторами CEVF 2024

К сожалению, это супер-ранняя стадия стартапа. Тут все зависит от действий основателя. Мы ошиблись, не увидев в нем какие-то очевидные качества. Это, прежде всего, моя ошибка.

Эта ситуация подчеркивает важность тщательного due diligence (всесторонний анализ стартапа инвесторами перед началом сотрудничества — прим. Digital Business) и оценки не только финансовых показателей проекта, но и личностных качеств основателей. В будущем мы будем уделять еще больше внимания этим аспектам при принятии инвестиционных решений. Мне сейчас стало интересно поменять формат работы, сделать больше акцент на венчурной студии. Более глубоко изучать продукт и фаундеров. Участвовать в создании дизайна самого продукта.

— Какой урок может извлечь стартап-сообщество Казахстана из этого кейса?

— Этот кейс является напоминанием о том, что даже перспективные проекты могут столкнуться с трудностями из-за недобросовестности или ошибок основателей. Важно строить прозрачные отношения с инвесторами, своевременно решать конфликты и не допускать смешивания личных проблем с бизнесом.

— Что будет дальше с проектом?

— На данный момент мы сфокусированы на возврате инвестиций участникам синдиката. Дальнейшая судьба проекта Qtap зависит от решений его основателей и команды. Надеемся, что им удастся преодолеть трудности и реализовать потенциал проекта. Я cам верю в идею создания этого продукта и его запуска в Центральной Азии. Если команда будет готова перезапустить стартап, то я им помогу.

P.S. Изложенные в этом материале мнения сооснователей и инвестора Qtap приведены дословно. В соответствии с канонами журналистики, редакция Digital Business также запросила комментарии по ситуации с Qtap у Мадата Каримова — на момент публикации ответа от него не поступило. Как только мы получим ответы от Мадата, то обновим этот материал.  

Читайте также: От детских игр до долга в 85 млн тенге. История одного казахстанского лудомана