10 публикаций ноября, которые обязательно стоит прочесть

10 публикаций ноября, которые обязательно стоит прочесть

В ноябре мы успели побывать на многих интересных ивентах, пообщаться с яркими спикерами и сделать серию репортажей из офисов ИТ-компаний. Много материала по итогам ноябрьских встреч у нас еще в работе — будем публиковать его в декабре. И в декабре продолжим развивать нашу рубрику Inside, приходить в компании, показывать внутреннюю кухню казахстанского ИТ. Видим, что этот формат нравится вам, нашим читателям, и нам он тоже очень нравится:).

А пока собрали для вас подборку из 10 лучших публикаций ноября (выбор редакции), которые обязательно стоит прочесть, если  вдруг что-то из этого пропустили.

Из банковского офиса на животноводческую ферму. Как риск-менеджер решил делать сельскохозяйственный стартап

Асхат Жанибеков

Асхат Жанибеков. Фото — Катерина Малама

Свою карьеру Асхат Жанибеков начинал в банковской сфере. Отработал около 10 лет риск-менеджером в дочернем банке UniCredit Group в Казахстане и Банке развития Казахстана (БРК). Каждый из этих банков финансировал проекты в сельском хозяйстве. Погрузившись в отрасль, Асхат понял, что производство продуктов питания может быть не менее перспективным, чем добыча нефти. Парень уволился с позиции директора департамента рисков в БРК, уехал в Нидерланды и поступил в один из ведущих университетов мира в области сельского хозяйства Wageningen University & Research на факультет экономики агробизнеса.

А потом запустил в Казахстане стартап COWMAS – платформу для удаленного управления животноводческой фермой. О своем проекте и о том, как отрасль в Казахстане может серьезно повысить эффективность, Асхат рассказал в интервью Digital Business.

Я сразу себе сказал, что после окончания университета вернусь на родину. И во время учебы вся моя деятельность была посвящена сельскому хозяйству Казахстана. Писал научную работу по малым животноводческим фермам, делал стохастическую симуляцию, чтобы рассчитать оптимальные условия для их эффективности. Изучил проблемы и рынок. Все это определило страну для старта. Решили, что лучше быть стартапом-монополистом в узкой сфере на небольшом рынке, чем бросаться в огромную конкуренцию в Европе.

Если взять мировые показатели, то бизнес в мясном животноводстве начинается где-то с 80% выхода телят и выше. То есть 100 коров должны дать 80 телят, а в развитых странах эти цифры достигают 90 и выше. В Казахстане – всего 50-60. И все, в первую очередь, из-за некачественного учета и несоблюдения технологий животноводства.

Бизнес в облаках. Почему ИТ-компании Казахстана боятся пользоваться cloud-провайдерами?

Нурбек Садыков и Евгений Ким, облачный сервис-провайдер qCloudy

Нурбек Садыков и Евгений Ким. Фото — Катерина Малама

В 2021 году международная исследовательская компания International Data Corporation оценила мировой рынок облачных услуг более чем в $408 млрд. Услугами Cloud-провайдеров пользуются крупнейшие мировые корпорации. Однако в Казахстане дела обстоят иначе: облачные технологии только начинают проникать в бизнес. Почему так происходит? Поговорили об этом с основателем облачного сервис-провайдера qCloudy Нурбеком Садыковым и директором по развитию бизнеса Евгением Кимом.

Облачные технологии могут быть не только полезными, но и критически важными. Речь про масштабирование продукта на другие рынки. В стране есть достаточно проектов, которые планируют или даже вот-вот окажутся в Европе, странах MENA, США и других регионах. Для проверки собственных гипотез им предстоит развернуть продукт в чужой стране. И если команда работает с физическими серверами, то время на перенос сервисов на необходимую площадку может быть критически важным. В случае с облаком ты просто переносишь всю инфраструктуру в нужную локацию, используя те наработки, с помощью которых она поднималась изначально. По сути, нужно запустить 3 команды — и вы получаете готовую систему контейнеризации и базу данных.

Cloud-инженеров, как и специалистов в сфере DevOps, в Казахстане практически нет. В вузах учат только разработке, в большинстве по устаревшей программе, а качественные образовательные курсы, в основном, иностранные. Поэтому, чтобы ускорить внедрение облачных технологий, нужно создавать комьюнити и объяснять людям, какую пользу они могут получить благодаря таким сервисам.

«Мы хотим оставаться компанией с минимальным уровнем бюрократии». Репортаж из офиса Kolesa Group

Анастасия Циммерман, Product-менеджер Krisha.kz

Анастасия Циммерман. Фото — Катерина Малама

Kolesa Group — одна из первых ИТ-компаний Казахстана. Она запустилась еще в 1996 году, когда начала издавать газету частных объявлений. С тех пор компания создала популярнейшие в стране сервисы Krisha.kz и Kolesa.kz и увеличила свой штат до 470 человек. В каких условиях работают ИТ-специалисты компании? Почему разработчики ходят по офису в тапочках и почему каждый сотрудник хочет провести свой митап или воркшоп? Опуликовали репортаж о внутренней жизни «Колес», а также поговорили с сотрудниками компании.

Анастасия Циммерман, Product-менеджер Krisha.kz:

Если ты сделал г..но, то никто не будет от тебя это скрывать. Прямолинейность работает по всем фронтам: если ты косячишь в коммуникации или делаешь еще что-то не так. При этом люди так же открыто признают твои успехи и эффективные решения. Если научиться отстраняться и не переводить все на личное, то можно здорово вырасти как специалист.

На прошлом месте я думала о том, как побыстрее закрыть проект и пойти к следующему. А здесь ты понимаешь: результатом труда твоей команды воспользуются миллионы человек, а каждая новая фича поможет сотням тысяч. От осознания происходит взрыв в голове. Вот недавний пример: пользователи часто писали, что им тяжело снять жилье с детьми и животными. Мы копнули и выяснили, что Krisha.kz может помочь. И в итоге разработали фильтр, который в скором времени появится на сайте и в приложении.

«Сейчас мы смотрим на доставку еды, как когда-то Amazon на продажу книг». Glovo собирается трансформироваться в мультикатегорийный маркетплейс

Дмитрий Расновский, Glovo

Дмитрий Расновский. Фото — Катерина Малама

Сегодня Glovo – это 1,5 тысячи подключенных городов в 25 странах, 75 тысяч активных курьеров, более 140 тысяч активных партнеров и 15 миллионов активных пользователей. Во втором полугодии агрегатор доставки собирается «пробить» 100 миллионов заказов. Однако, по мнению генерального менеджера Glovo в Центральной Азии и Восточной Европе Дмитрия Расновского, в данный момент компания «только царапает поверхность потенциала» на рынках, которые покрывает.

На Glovo Brands Day Дмитрий рассказал, за счет чего компания собирается вырасти в 100 раз, почему доставка еды скоро отойдет на второй план и как это все отразится на деятельности компании в Центральной Азии.

Сейчас мы подошли к моменту, когда смотрим на доставку еды, как когда-то Amazon на книги. Они ведь начинали как книжный онлайн-магазин. И только спустя время решили развивать продажи по другим вертикалям. В Amazon увидели, что есть много разных ниш и товарных групп, размер рынка которых на порядок превышает книги. Мы хотим двигаться таким же путем и трансформироваться в мультикатегорийный маркетплейс.

Не так давно сформировали нашу миссию на ближайшее будущее – предоставить людям сервис, который откроет доступ ко всему, что есть в вашем городе. Чтобы каждый человек мог найти в нашем приложении все необходимое и максимально быстро это получить. Это серьезно повышает для нас планку, так как ниш и потребностей много, а развитость рынков разная. Нужно усовершенствовать технологию. То, что работает сейчас с ресторанами, будет не совсем удобным для магазинов одежды, где нужно больше фотографий, прописать размеры и другие параметры.

«В Казахстане многие женщины боятся проявить себя, так как думают, что задвинут мужчину». CEO Citix Яна Шойбекова о том, как быть многодетной мамой и успешной бизнесвумен

Яна Шойбекова

Яна Шойбекова. Фото — Катерина Малама

Яна Шойбекова – не только CEO стартапа Citix, который собирается совершить революцию в мире наружной рекламы, но и многодетная мама. У Яны четверо детей. При этом заняться предпринимательством она решила после рождения второго ребенка.

Мы поговорили с Яной и узнали, как совместить материнство со стартапом, сколько времени у нее получается уделять детям, как долго можно жить в режиме «белки в колесе» и почему многие женщины в Казахстане не торопятся в бизнес.

Таков культурный код. На Востоке женщины исторически особо не имели веса. И даже сейчас на управленческих должностях в государственном аппарате их все еще мало. Но главная причина – воспитание. Многие женщины боятся проявлять себя, так как думают, что таким образом как-то задвинут мужчину. Такие стереотипы очень крепки в обществе. Почему-то у нас так сложилось, что если ты руководишь, то каким-то образом ослабляешь мужчину. Но всегда можно найти подход взаимовыгодного сотрудничества, ведущего к прогрессу.

Не пытайтесь подстраиваться под мужчин и одеваться в их костюм, чтобы вести бизнес с некой маскулинностью. Важно понимать свою природу, сильные стороны и развивать их. Эти навыки помогут в бизнесе. А где-то даже будут эффективнее, чем идти классическим для мужчин путем. Главное набраться терпения, потому что легко не будет.

«Сила нашего job-offer — в интересных задачах и постоянной связи разработки и внедрения кода». Основатели Sergek Group — о команде, зарплатах и своей Академии

Sergek Group

Кайрат и Асет Ахметовы. Фото — Катерина Малама

Запуск системы общественной и дорожной безопасности «Сергек» состоялся еще в 2017 году. С тех пор проект братьев Кайрата и Асета Ахметовых распространился в 8 городах Казахстана и пытается выйти на зарубежные рынки. В первой публикации мы поговорили о том, что мешает «Сергеку» охватить все населенные пункты в Казахстане, какие экспортные планы у компании, какие гипотезы сейчас тестируются в Алматы и какие решения могут быть масштабированы за рубеж. А вторая часть беседы посвящена команде: сколько человек работает в компании, как привлекают топовых специалистов и зачем запустили собственную Sergek Academy.

Стараемся применять практики горизонтальной модели везде, где возможно. Я и Асет — технари. В самом начале работы компании мы все делали сами: монтировали проводку, проверяли камеры, все тестировали. Поэтому сейчас хорошо чувствуем продукт и можем разговаривать со специалистами любого уровня на их языке. Это сильно повышает эффективность коммуникации: мы спокойно обсуждаем с коллегами текущие вопросы, предлагаем решения проблем и общаемся при этом на равных.

Хотя иногда, конечно, возникают моменты, когда ты приходишь и даешь конкретные указания вроде: «Сделайте так и так». Потому что раньше уже сталкивался с подобным и точно знаешь, что твоя идея сработает. Но опять-таки: никакой гегемонии у нас нет.

Мы не предлагаем гигантскую зарплату, потому что зарабатываем в Казахстане и привязаны к национальной валюте. Но наши зарплатные вилки соответствуют местному ИТ-рынку. Например, в отделе разработки у разработчиков программного обеспечения от джуниора до синьора заработная плата разнится от 300 тысяч до 2 млн тенге. То же самое касается и других единиц, в зависимости от опыта и знаний системные аналитики получают от 300 тысяч — до миллиона тенге; дата-аналитики — от 300 тысяч до 1,2 млн; тестировщики программного обеспечения — от 200 тысяч до 1 млн; проектные менеджеры — 350-600 тысяч; продукт менеджеры — от 400 тысяч до 1 млн. В инженерном отделе разработчики встраиваемого программного обеспечения — от 500 тысяч до 1 млн; инженеры-схемотехники — 300-800 тысяч; инженеры — от 500 тысяч до 2 млн.

«Мы тоже боимся ехать на этот рынок. Но берем билет и едем!». Большое интервью с Алимом Хамитовым о масштабировании казахстанских стартапов в США.

Алим Хамитов

Алим Хамитов. Фото предоставлено героем материала.

В сентябре-октябре этого года управляющий партнер фонда MOST Ventures Алим Хамитов и его коллеги по фонду и клубу бизнес-ангелов UMAY Angels Club совершили турне по США. Провели большую серию встреч с местными инвесторами, фондами, акселераторами, инкубаторами, стартапами, представителями корпораций… Узнали, с какими инсайтами группа вернулась в Казахстан. И почему Кремниевая долина – далеко не единственное место в Америке, на которое стоит обращать внимание стартапам? Из-за чего многие инвесторы в США предпочитают инвестировать именно в стартапы иммигрантов, в том числе, из Центральной Азии? По каким причинам многие перспективные стартапы Казахстана вместо того, чтобы создавать большую историю на крупнейшем в мире рынке, остаются дома? И каким образом Алим Хамитов со своими партнерами хочет построить «мост» между Центральной Азией и стартап-экосистемой США?

Почему-то многие наши стартапы – и мне хотелось бы, чтобы они это услышали – пройдя этот первый этап в Казахстане, говорят примерно так: вот еще годик – и мы закрепимся в Узбекистане, Кыргызстане и потом только пойдем в США, Европу или Юго-Восточную Азию. И вот здесь, как правило, начинается уже реальная потеря времени. Если стартап видит, что продукт может полететь в Индонезии, например, на рынке с населением в 270+ млн, но продолжает «топтаться» здесь.

Наверное, никого не удивлю, но выскажу простую мысль: ехать в Штаты стартапу есть смысл, если предварительно очень хорошо проделана домашняя работа по этому рынку. Еще до того, как вы туда выехали.

Я встретился в США со многими фаундерами с постсоветского пространства, которые подняли деньги у себя в стране, поехали туда, но у них не было четкого action plan. Поэтому эти стартапы не смогли ни запустить нормально бизнес, ни привлечь финансирование. Хотя это странно звучит, но так часто бывает. Точно не рекомендую так делать – ехать без подготовки.

Бывший «продажник» из Петропавловска делает медицинский стартап, который позволит клиникам лучше заботиться о пациентах и больше зарабатывать

Ахат Китебаев

Ахат Китебаев. Фото — Катерина Малама

До того, как прийти в ИТ, Ахат Китебаев из Петропавловска попробовал себя в разных сферах: отвечал за продажи в банковской сфере, открывал риелторскую компанию, занимался торговлей товаров для дома. Но случилась девальвация, предприниматель обанкротился и решил, что с традиционным бизнесом пора завязывать. Переехав в Алматы, Ахат вместе с братом открыл digital-агентство. Ребята занимались предоставлением аутсорсинговых услуг различным компаниям. Однако вскоре у парня возникло желание делать свой продукт. Так на свет появился проект Aibomed – платформа для эффективного управления клиникой.

В интервью Ахат рассказал, чем его привлек medtech, почему для бизнеса важно, чтобы клиника давала заботу пациентам и как с этим может помочь автоматизированная система.

Сейчас в нашем обществе есть синдром недолечивания. Человек попил три дня выписанные таблетки, ему полегчало, на этом все. Проводили исследование, где общались с пациентами, которые бросали лечение. Выяснилось, что в большинстве случаев им либо стало легче, либо они просто забывали из-за домашней суеты. А когда «болячка» выскакивает по-новому, люди обращаются уже в другую клинику, так как считают, что в прошлой им помочь не смогли.

Помогаем пресекать воровство медикаментов, что тоже нередко происходит. Наши алгоритмы контролируют процесс расходования лекарств. Если ответственный человек может объяснить и доказать, что перерасход случился по объективным причинам, то никаких мер к нему применяться не будет. В противном случае придется доплатить.

«Спросите себя: «В какой момент я превратился в ходячего мертвеца?» Психолог о том, как спастись от эмоционального выгорания на работе

Саулентай Талгаткызы

Саулентай Талгаткызы. Фото — из личного архива героя публикации

К сожалению, сегодня все больше людей сталкиваются с эмоциональным выгоранием. И зачастую это связано с рабочими моментами: нездоровой атмосферой в коллективе, большой загрузкой по проекту, неадекватными дедлайнами и т.д. Психолог Саулентай Талгаткызы объясняет, насколько сильно айтишники подвержены этому синдрому, как понять, что вы на грани эмоционального выгорания и что делать для возвращения в нормальное состояние.

Айтишники серьезно подвержены культу «достигаторства». Видя «успешный успех», они стремятся приблизиться к такому же уровню жизни. Но в силу типа нервной системы им тяжело быстро адаптироваться к подобному ритму. Пытаясь делать то, что для них не характерно, люди начинают сталкиваться со стрессами, что затем приводит к эмоциональному выгоранию.

Мой совет менеджерам: научитесь отдыхать и быть в гармонии с собой. Когда руководитель в истощенном состоянии, у него есть большой соблазн сорваться на работников, чтобы самоутвердиться за их счет. Так делать нельзя. У сотрудников в таком случае появляется дополнительная причина угодить в эмоциональное выгорание. Важно следить за собственным психологическим здоровьем, чтобы не создавать дополнительных стрессов для окружающих.

«Уровень наших маркетологов и продуктологов недостаточный даже для Казахстана». Что обсуждали во время Open Talk Мурат Абдрахманов и Дмитрий Курин?

Мурат Абдрахманов и Дмитрий Курин

Мурат Абдрахманов и Дмитрий Курин. Фото — Astana Hub

В Astana Hub прошел Open Talk директора по инновациям и инвестициям МТС и руководителя MTS StartUp Hub Дмитрия Курина с серийным предпринимателем и инвестором Муратом Абдрахмановым. Эксперты обсудили, каких специалистов не хватает ИТ-рынку Казахстана, из-за чего инвестор может сразу сказать «нет» стартаперу и даже такую тему: что должно быть первее – работа или семья.

Еще 5 лет назад мы видели, что стартаперство — это хипстерство. И в Казахстане им занимались выпускники университетов. Понятно, что это молодые люди с недостаточным опытом и компетенцией во многих областях, поэтому, конечно, им сложно и трудно. Но сейчас картина изменилась.

Сейчас средний возраст стартаперов — около 35 лет. Есть ребята и с предпринимательским бэкграундом, и с опытом работы в больших международных компаниях.

Стартап на старте — это команда из 3-5 человек. Им нужно сделать MVP, первые продажи, еще проверить бизнес-модель. И необходимые для этого расходы очень легко подсчитать. Аренда помещения, зарплата по минимуму, чтобы люди могли выжить, потому что команда мотивирована и заточена на результат. Скажем, для Алматы или Астаны нужно в районе $150 тысяч в год, сейчас, после объявления мобилизации в России, до $200 тысяч поднимется за счет выросшей стоимости аренды. То есть $200 тысяч хватит на год-полтора. И это то время, за которое стартап должен найти market fit. Он должен быть гибким, быстрым, проверять гипотезы и что-то найти.

Новости