«Пришли с идеей и получили 16 млн тенге». Как социальный проект для мам превратился в ИИ-стартап

О редакции Подписывайтесь на нас в Google News!
Дата публикации: 22.02.2024, 08:58
Жания Айтбаева и Зульфия Урунова Take Care Mom

Кофаундеры Take Care Mom Жания Айтбаева и Зульфия Урунова

Зульфия Урунова родом из Таджикистана. Работала бизнес-аналитиком и создавать стартап не собиралась. Но когда в декрете почувствовала себя одиноко, вместе с подругой Жанией Айтбаевой, которая работала в KPMG, запустила социальный проект Take Care Mom. Девушки организовали 20 бесплатных встреч мам из Казахстана с экспертами-врачами. А сейчас команда собирается разработать суперапп для родителей, где будет все — от белого шума, чтобы малыш мог заснуть, до консультирующего чат-бота на основе ИИ.

Спросили Зульфию, как она из мамы в декрете стала tech-предпринимателем и почему команда ищет финансирование исключительно через гранты.

«В декрете чувствовала себя социально изолированной»

— Take Care Mom — мой первый бизнес-проект, хотя опыт работы в стартапах есть. В 18 лет выиграла грант от частного американского фонда U.S-CAEF на учебу в КИМЭП и переехала в Казахстан. Училась на аудитора. Все шло к тому, что буду работать в компании из Big 4. Потом жених устроился в KPMG, и я поняла, что карьера в большой аудиторской компании мне не подойдет: слишком большой объем работы. В результате полетела на стажировку в США, куда отправляли лучших выпускников грантовой программы. Там устроилась в стартап — что-то вроде акселератора для начинающих предпринимателей.

После возвращения в Казахстан попала в проект Relog на позицию Key Account Manager. Потом переквалифицировалась в бизнес-аналитика. У меня был очень классный карьерный рост. А через какое-то время случился декрет.

Кофаундер и CEO Take Care Mom Зульфия Урунова

Кофаундер и CEO Take Care Mom Зульфия Урунова

Первый год после рождения ребенка был сложным. Хоть я готовилась, читала книжки и статьи, проходила курсы, казалось, что вообще не справляюсь. Чувствовала себя социально изолированной. Тем более все мои друзья были за рубежом. Не с кем было поговорить о «мамских» тревогах, некому было задать вопросы о развитии ребенка или бытовых лайфхаках. В общем, не хватало общения с другими мамами.

Но вскоре я познакомилась с Жанией Айтбаевой. Она добавила меня в «мамский» чат, который стал отдушиной. Наконец я получила поддержку женщин, которые меня понимают. Они так же сидели дома с маленькими детьми. Даже во время январских событий 2022-го года, когда отключали интернет, остро переживала не столько потерю связи с родными и друзьями, сколько потерю возможности общаться в нашем чате.

«Первые два года материнства — самые непростые»

Тогда подумала, я ж не одна такая, у кого нет друзей с детьми. Семья и муж — это, конечно, классно. Интернет — тоже неплохо. Но общение с другими мамами — бесценно. Женщины с детьми не назовут тебя «яжематерью» и не станут обесценивать даже самые мелкие переживания. Начала задумываться о проекте для мам. Хотелось создать поддерживающее комьюнити и помочь им в получении проверенной медицинской информации.

Стала думать, где найти финансирование. Вспомнила, что как участник программы FLEX могу подать заявку на получение гранта для реализации социального проекта. По этой программе еще школьницей жила год по обмену в Штатах. С тех пор прошли годы, но право подать заявку на грант у меня осталось.

Кофаундер и CEO Take Care Mom Зульфия Урунова, Жания Атбаева

Рассказала об идее в чате. Меня поддержала Жания, мы придумали концепцию проекта и создали заявку. В апреле 2022-го года получили грант в $673 от FLEX и запустили обучающий мини-курс для мам детей до двух лет.

Первые два года материнства — самые непростые, особенно если это первенец. У мам в это время много вопросов по здоровью и развитию ребенка. Чтобы помочь на них ответить с точки зрения доказательной медицины, искали спикеров-врачей. На мероприятиях они простым языком рассказывали о вакцинации, грудном вскармливании, этапах развития ребенка.

Был случай, когда во время эфира с невропатологом одна семья поняла, что у ребенка отставание в развитии. Наше мероприятие стало толчком к тому, что они поехали к специалисту и начали лечение. Вебинары о вакцинации помогли многим родителям разобраться в сложной теме прививок.

Проект длился где-то 2,5 месяца. Увидели огромный отклик. Однако деньги от гранта на привлечение крутых специалистов у нас к тому моменту закончились. Начали приглашать врачей бесплатно. Они соглашались, когда видели, что у нас есть живая благодарная аудитория. Так прошел еще год.

«Больше ориентируемся на гранты, так как не хотим отдавать долю инвесторам»

В апреле 2023-го года участвовала в конференции для выпускников гранта U.S-CAEF, по которому училась в университете. Увидела, что есть крутые ребята, делающие tech-стартапы. Там узнала про акселерационную программу бизнес-инкубатора MOST. Поговорила с Жанией, мы решили попробовать себя в предпринимательстве.

Идеи не было. Запустили опрос в Instagram, чтобы понять, чего не хватает родителям. Выяснили, что в среднем они пользуются 4-5 приложениями: для белого шума одним, отслеживания сна — другим, а чтобы отмечать рост, количество зубов — третьим. И это все никак между собой не интегрируется.

Тогда подумала, почему бы не объединить все в суперапп? Идея родилась в мае. Потом весь год проходили акселерационные и инкубационные программы — KMF ProBusiness для предпринимателей, QazInnovations, MOST, ULTRA.VC. Недавно заняли 3-е место в конкурсе женских стартапов WSpark Women in Tech. Кофаундер и CEO Take Care Mom Зульфия Урунова

Для меня особенно ценно, что мы получили господдержу в виде гранта от QazInnovations в размере 15,6 млн тенге. Это наше самое большое достижение. Заявку подавали около 268 человек, и только 20 получили гранты.

Проходили инкубацию с очень крутыми стартапами, у которых уже есть экспертиза в ИТ и огромные обороты. Смотрела, кому еще достался грант, и это были проекты с опытом 2-3 года и хорошим MRR. А тут мы пришли только с идеей, быстро разработали MVP и смогли получить государственную поддержку. У многих стартапов работали целые команды на создание заявки, а мы сделали все вдвоем.

Благодаря финансированию расширили команду. К нам присоединились СТО Адиль Тюлютаев и комьюнити-менеджер Айым Шопенова.

Сейчас больше ориентируемся на гранты. Из своих средств вложили около 3 млн тенге, а грантами получили 16,2 млн тенге. Программ на самом деле достаточно много. Подаем заявки на все. Выигрывать непросто, но пока мы не хотим выделять долю инвесторам. Получая госгранты и зарабатывая сами, хотим выйти на хороший трэкшн и потом уже привлекать хорошие суммы.

«Чат-бот — это 4 консультанта в одном: педиатр, нутрициолог, психолог, специалист по развитию»

Наш MVP — чат-бот в Telegram. Пока доступ к нему получают те, кто покупает курс «Все про тоддлеров». Его стоимость 50 тыс. тенге. На разработку курса и чат-бота получили грант от U.S.-CAEF Alumni Association.

Чат-бот — это 4 специалиста в одном: педиатр, нутрициолог, психолог, специалист по развитию. Им можно задавать вопросы. Это, конечно, не заменит консультации врачей. Тут история про дополнительного помощника родителям. Кофаундер и CEO Take Care Mom Зульфия Урунова, Жания Айтбаева

Ответы педиатра основаны на медицинской ИИ-модели MediSearch, которая обучена на научных исследованиях и статьях. Для остальных специалистов в чат-боте используем искусственный интеллект на основе GPT-4.

Пользуюсь ботом почти каждый день. Можно попросить совета по питанию или придумать домашние игры для ребенка 2,5 лет. После этого чат-бот дает мне список.

В марте планируем продавать доступ к ИИ-ассистенту за 3 тыс. тенге в месяц, а в апреле запустим суперапп. В первой версии приложения чат-бота не будет, добавим его позже. Кофаундер и CEO Take Care Mom Зульфия Урунова

Наша цель — до конца года получить 10 тыс. платных годовых подписок. Всего в первый год прогнозируем 20 тыс. платных скачиваний. После запуска проверим, готовы ли люди платить. По поводу цены проводили среди подписчиков в Instagram опрос. Большинство готовы тратить на наш сервис в среднем 3500 тенге ($7). Пока ориентируемся на $5 в месяц.

Первыми клиентами, думаю, станут участники нашего комьюнити в Instagram. Там у нас лояльная аудитория. Аккаунт вырос органически с нуля до 12 тыс. фолловеров.

Сейчас зарабатываем на мероприятиях и рекламе в блоге. Суммы небольшие, но закрывают мелкие операционные расходы.

«Хотим, чтобы наше приложение стало №1 для родителей во всем мире»

Я не серийный стартапер, который запускал миллион проектов. Многое делаем интуитивно. Сейчас ищем ментора, потому что уже появилось сильное давление. Получили грант и нужно по нему отчитаться.

Иногда хочется, чтобы кто-то просто сказал, что делать. Во всем приходится разбираться самим. Когда ты перфекционист, хочется все сделать идеально, но в стартапе идеально не получается. Работаем без выходных. Мотивирует, что мы меняем жизнь родителей к лучшему. Кофаундер и CEO Take Care Mom Зульфия Урунова

Наша цель — сделать стартап международным. Изучали рынок Великобритании. Была там осенью 2023-го года и разговаривала с местными стартаперами, у кого похожие проекты. Один из них — medtech-сервис, который соединяет родителей с врачами в течение 15 минут за 70 фунтов стерлингов (39 700 тенге) в месяц. Это дешевле и быстрее, если сравнивать с очной консультацией. Поход к врачу обойдется в 200 фунтов стерлингов (113 500 тенге) и попасть на прием можно только через 3 дня после записи. А в госклинику записывают за месяц. Поняли, что с ИИ-чат-ботом хорошо зайдем, если просто поставим невысокую цену, скажем, 10 фунтов стерлингов (5 600 тенге) в месяц за подписку.

Хотим, чтобы наше приложение стало №1 для родителей во всем мире. Начнем с Казахстана и Центральной Азии.

Читайте также: Уже вложили $40 тыс. Алматинцы запустили приложение для отелей с чат-ботом на основе ИИ