«Даже в госструктурах должны быть продакт-менеджеры». CEO Product Bee рассказал, как за 2 месяца попасть в ИТ

О редакции Текст недели. Что происходит с Qtap
Дата публикации: 16.01.2024, 08:55

Когда-то Бахытжан Жакажанов уехал учиться и работать в США. Зарабатывал там около $6 тысяч и имел все перспективы расти и развиваться дальше. Но казахстанец вернулся из США на родину, переучился из экономиста в продакт-менеджера и теперь развивает собственную ИТ-школу Product Bee. Его миссия — дать шанс казахстанцам получить классную профессию в ИТ и таким образом значительно улучшить уровень жизни.

В интервью Digital Business Бахытжан рассказал о том, кому нужны продакт-менеджеры в Казахстане, можно ли найти работу в этой сфере с нуля, как работают доски позора и почему концерт Билли Айлиш помог ему создать ИТ-школу.

Быть либо фаундером, либо сотрудником

— Я учился в простой школе на окраине Астаны, где нормой считалось ходить на «стрелки» после уроков. Потом закончил Казахско-турецкий лицей в Астане, поступил в Назарбаев университет. Конечно, тогда еще и речи не шло об ИТ — популярны были профессии в сфере экономики и финансов, поэтому я получил экономическое образование. И логичным продолжением стало трудоустройство в одну из компаний «большой четверки»: я два года проработал в PwC.

Это казалось очень перспективным направлением, но сфера ИТ с каждым разом казалась для меня все интереснее, создание пет-проектов вовлекло больше. Захотел попробовать себя вне аудиторских услуг. Самым логичным было пойти в магистратуру — так я по программе «Болашак» уехал учиться на Data Science в Калифорнийский университет в Сан-Диего. Параллельно успел поработать в двух американских компаниях дата-аналитиком.

Но американская мечта не сложилась: понял, что не могу жить там, вернулся в Казахстан. Тяжелый период… Представьте ситуацию: родилась дочка, я сижу без работы и откликаюсь на вакансии с зарплатой в 200 тысяч тенге, хотя буквально недавно в Америке получал около 6 тысяч долларов… Тем не менее, от возвращения в Казахстан было какое-то внутреннее счастье.

Резюме отправлял в разные компании — и казахстанские, и российские, но в итоге устроился в американский стартап с казахстанскими корнями ORBI Inc. Там начался мой путь продуктового менеджера. Если раньше, когда я был дата-аналитиком, с этим сталкивался только косвенно, то в стартапе активно вовлекся в процесс стратегического построения продукта. За два года мы многое успели: смогли увеличить продажи, проверяя разные гипотезы, внедряя скрипты, улучшая цикл разработки и т.д.

Я вырос до Senior Product, но в 2023 году мы с ребятами органично расстались. Получив несколько офферов от казахстанских компаний, выбрал MyCar. Крупный бизнес, мне понравились задачи: нужно было вовлекаться в архитектуру продукта и в технический стек.

Почти за девять месяцев работы Senior Product Manager в MyCar удалось повысить многие метрики по пользователям мобильного приложения и веб-версии сервиса. Мы с командой сделали редизайн главной страницы, улучшили конверсии, переработали зоны регистрации, перенесли обновления мобильного приложения в backend и многое другое.

— Почему ушли из MyCar?

— Решил, что нужно полностью сфокусироваться на Product Bee. Было несколько причин, которые стали триггерами для этого. Во-первых, в 2023 году получили рекордное количество грантов на обучение по программе Tech Orda. Во-вторых, к нам стали приходить B2B-заказы. Например, мы прошли сложный отбор и сейчас реализуем совместный проект с InDrive — в марте начнем обучать 60 казахстанских школьников. Кроме того, прямо сейчас ведем переговоры с еще несколькими компаниями по B2B-обучению.

Наконец, пришло понимание, что мне как CEO нужно полноценно вовлекаться в развитие Product Bee, а не совмещать это с работой в другом проекте. Иначе буду либо плохим фаундером школы, либо плохим сотрудником.

Доска позора и гостевые лекторы

— Как возникла школа Product Bee? Откуда у вас потребность учить других продакт-менеджменту?

— Изначально у меня не было мыслей о создании школы. Просто пару лет назад начал писать в своем LinkedIn о продакт-менеджменте: делился опытом, делал дайджесты по теме. Параллельно собирал единомышленников: вместе с другими продактами из казахстанских компаний мы начали встречаться в Астане и Алматы — собирались по 40-50 человек. И каждый раз у нас на встрече была интересная дискуссия, образовался такой круг единомышленников.

И мне стало приходить много обращений от коллег по цеху с просьбами помочь в трудоустройстве, подготовить к собеседованию. Где-то десяти людям действительно помог с работой — и все это безвозмездно.

Так я понял, что мне нравится делиться опытом и знаниями. Как раз в одно время пришло несколько запросов на обучение, и я подумал — наверное, это знак, надо попробовать запустить курс. Конечно, перед этим много сомневался: достаточно ли у меня опыта, регалий, что могу дать рынку — в общем, был классический синдром самозванца.

Но я все-таки решил проверить гипотезу и объявил набор на двухмесячный курс: если наберется 17 человек, готовых заплатить по 90 тысяч тенге, то я его запущу — это как раз примерно отбивало мои затраты. На первом же вебинаре сделал 19 продаж: стало понятно, что курс нужно делать. Так полтора года назад стартовал проект Product Bee. Сейчас мы по количеству выпускников и офферов, полученных ими после курса, №1 в Казахстане.

— В чем специфика вашей школы? Чем отличается процесс обучения от других курсов?

— Я думаю, что по контенту и профессионализму мы с коллегами из других школ примерно все на одном уровне. Но у Product Bee есть несколько элементов, которые сильно отличают нас от других.

Один из них – сильные игровые механики для мотивации студентов. Если в первых потоках доходимость до конца курса была 57-60%, то теперь мы ее подняли до 87% — это очень много.

— За счет чего это получилось?

— Например, у нас есть доска позора — каждую неделю туда помещаем тех, кто не выполняет задания. И просим этих людей на созвоне включать камеру и называть три причины, по которым такое произошло.

С другой стороны, у нас есть лидерборд и награды для лучших. По окончании школы студентам, которые отличились в учебе, выдаем специальные сертификаты. За полтора года все наши топ-студенты были трудоустроены в классные места — Билайн, Tele2, Epam, Jusan и другие. То есть такая дискриминация в обучении (на тех, кто учится лучше и хуже) помогает ребятам оставаться мотивированными на протяжении всего курса.

Еще одна особенность — гостевые лекторы. На каждый курс приглашаем поделиться своим опытом крутых продакт-менеджеров. Все лекции записываем и открываем к ним доступ для студентов следующих потоков — у нас уже есть архив из порядка 40 выступлений лекторов.

Кроме того, на протяжении всего курса побуждаем разные эмоции, моделируя ситуации, которые переживают продакт-менеджеры в своей работе. Например, на второй неделе загружаем слушателей, чтобы они смогли пережить эмоции отчаяния от большого количества материала. Так происходит в реальной жизни, когда продакт сталкивается с серьезным объемом рабочих задач. И только по окончании курса рассказываем, что все эти эмоции заставляли переживать специально.

Сейчас добавили в программу еще две недели: нулевую и сразу после обучения. На нулевой даем доступ к дополнительным материалам для самостоятельного изучения, чтобы люди, которые заранее купили курс, не просто ждали его начала, а могли подготовиться. А на постнеделе организуем техническое собеседование с интервьюерами из крупных компаний, на котором ребята получают реальный скоринг своих знаний. Этот репорт шарим партнерским-компаниям, давая полную информацию о выпускниках. Эйчары очень благодарят, что могут видеть реальную картину знаний потенциальных сотрудников.

А первая неделя обучения является пробной — если курс не понравится, мы просто вернем все деньги. Бывают ситуации, когда приходят люди из других сфер, и уже на первых занятиях становится ясно, что учеба для них либо очень легка, либо слишком сложна. А иногда им просто нужен другой формат обучения.

Как получить оффер из Kaspi и Kolesa Group

— Можно ли сразу после курсов трудоустроиться продакт-менеджером?

— Еще при продаже мы говорим, что не гарантируем трудоустройство. Но и не все хотят найти работу после курсов. Порядка 40% наших слушателей — люди, которые либо уже работают и хотят вырасти внутри компании, либо только присматриваются к профессии, ищут себя. То есть многим выпускникам трудоустройство в принципе не нужно.

Тем не менее, из нынешних 162 выпускников около 90 получили офферы и трудоустроились. То есть у 52-55% учеников все получается с работой. Мы считаем это просто заоблачными цифрами, потому что даже продакту с опытом устроиться в компанию извне очень сложно.

Многих нам удается трудоустроить в партнерские организации, которые с нами делятся внутренними вакансиями, еще не опубликованными для рынка. Стараюсь всегда отбирать и советовать лучших студентов, чтобы эйчары и дальше были заинтересованы с нами сотрудничать.

Самым главным вызовом в 2023 году было трудоустройство выпускников в Kaspi и Kolesa Group. Потому что в этих компаниях самый сложный отбор кандидатов. И у нас это получилось. Один парень успешно работает над продуктом «Крыши», а две девушки устроились в Kaspi. Так что теперь можем уверенно заявлять, что способны готовить кадры для любых казахстанских компаний.

Кстати, собираем у выпускников информацию о том, какие вопросы им задавали на интервью при трудоустройстве. Теперь у нас есть хорошая база вопросов по продуктовому менеджменту, которая позволяет качественно подготовиться к реальным собеседованиям.

— За восемь недель реально обучить продакт-менеджера?

— Все зависит от того, с каким опытом приходит человек и какая у него мотивация к обучению. Скажем, если у него годовой опыт в разработке, то после курсов он точно будет продактом на уровне джуна. А если кто-то раньше работал в пекарне и пришел учиться реально с нуля, то после курсов придется пройти какую-то стажировку.

Вообще, я раньше не верил, что человека, который пришел учиться с нуля, можно после курсов трудоустроить. Но у нас уже есть такие случаи: порядка 15 выпускников, которые два с половиной месяца «пахали» на курсах и изучали весь материал — и основной, и дополнительный — сразу получили предложения о работе.

— Какова емкость казахстанского рынка по продуктовым менеджерам? Не получится ли так, что скоро их будет слишком много?

— Согласен, что через какое-то время казахстанский рынок может стать перенасыщен продактами. Но, с другой стороны, данную профессию в Казахстане мы сейчас «открываем», и понимание нужности этой позиции во многих компаниях только формируется. Со временем и спрос на специалистов тоже будет расти. По хорошему, продакт-менеджеры нужны даже в государственных структурах. Например, в каждом акимате должен быть человек, который проходит пользовательские пути жителей (скажем, мамы с коляской) и улучшает городскую инфраструктуру. Я думаю, мы в Казахстане к этому придем.

Кроме того, наши выпускники активно трудоустраиваются в казахстанские стартапы, растут вместе с ними и дают большой буст этим проектам.

Плюс появление новых кадров на рынке создает конкуренцию, мотивирует специалистов развиваться, а значит — создавать более сильные продукты.

— Выпускники Product Bee могут устроиться в зарубежные компании?

— Мы на это не были нацелены в 2022-2023 годах, но качество преподаваемого материала позволяет искать работу в любых бизнесах. Для последних трех потоков у нас появились критерии отбора слушателей. Сейчас проводим собеседования и требуем английский на уровне Upper-Intermediate. Конечно, в моменте теряем некоторых клиентов, но зато получаем более сильных кандидатов. И несколько наших выпускников уже устроились в зарубежные компании — в ОАЭ, Корее, Австралии и Эстонии.

В этом году хотим целенаправленно подготовить поток для зарубежных компаний — скоро полечу в Азербайджан, Узбекистан и Дубай, чтобы выстраивать партнерские отношения. Будем также брать на аутсорс HR-консультантов, которые работают с зарубежным рынком. Планирую, что человек 20-30 трудоустроим не в казахстанские компании.

Трансформация в образовательный хаб

— Как бы вы описали специфику профессии продакт-менеджера?

— Обязанности продактов в работе различаются в зависимости от этапа развития компании и ее размера. Но мне все-таки кажется, что это больше творческая профессия, так как нужно постоянно придумывать и тестировать новые идеи.

Кстати, в Казахстане есть большая проблема со зрелостью CEO, которые либо не понимают ценности продакт-менеджеров, либо своим микроменеджментом и контролем мешают им делать работу. Хорошие специалисты увольняются, чтобы уйти в другой бизнес, где есть простор для развития продукта.

— Какие у вас планы по развитию Product Bee в 2024 году?

— Кроме работы в B2B, о чем я уже говорил, планируем серьезно расширить направления для обучения. Если до этого у нас был монокурс и мы готовили только Product Manager, то сейчас решили серьезно расшириться. Уже готовы программы и спикеры для нескольких новых направлений: UX/UI дизайн, бизнес-аналитика и продуктовая аналитика. До конца года собираемся увеличить количество направлений до семи или десяти — будут курсы по Agile, разработке на iOS и Android и т.д. Таким образом, уже к осени станем не просто школой, а превратимся в Product Bee Hub.

Еще хотим запустить программу по непрерывному обучению выпускников — будем для наших alumni организовывать закрытые митапы и встречи для общения и обмена опытом. А еще наши выпускники должны становиться спикерами крутых конференций. В прошлом году я сам выступил на Kolesa Conf, а теперь хочу, чтобы и наши ребята таким образом нарабатывали себе социальный капитал. Подписаны несколько меморандумов с казахстанскими университетами — наши выпускники в этом году начнут учить продакт-менеджменту студентов вузов.

В целом ставим перед собой глобальную миссию дать шанс казахстанцам получить классную профессию и таким образом значительно улучшить уровень жизни. Расскажу историю со своего студенчества: когда-то в Калифорнии попал на концерт, где выступали мировые звезды — Билли Айлиш, Тейлор Свифт. В тот момент подумал: как классно, что я из самой простой семьи, но у меня что-то получилось в жизни достичь. Благодаря поддержке людей, моих учителей и государства, которое потратило на мое обучение значительные средства. Теперь хочется вернуть этот долг обществу — обучать других казахстанцев ИТ-специальностям, чтобы они тоже могли чего-то достичь в своей жизни.