«Скамы не платят по счетам». «Богиня трейдинга» из Казахстана строила криптоимперию, но теперь должна $4 миллиона

18.08.2022, 09:10
Текст: Игорь Строев
Диана Васильева крипта Казахстан

Фото — instagram.com/ne.diva

Еще недавно Диана возила из Китая модные шмотки. А вот уже она трейдер, делает «иксы» на биржах, врывается в майнинг, открывает криптовалютный хедж-фонд, страхует риски покупкой защитных активов, заводов, пароходов… Все начиналось как типичная история успеха, о которых пишут сонеты блогеры из Web3. Все завершилось страшным сном стартапа — пресс-релиз прокуратуры, угрозы, побег из страны, разгромленный офис, колоссальные долги. Историей Дианы Васильевой, которую называли «матерью всей крипты Казахстана», а потом мошенницей и «скамом» (она этого категорически не признает) Digital Business.kz продолжает серию материалов о предпринимательских ошибках, стоивших их авторам слишком много.

Кейс С.Invest, о котором будет рассказано ниже, это не попытка разобраться в юридической стороне конфликта. У нас нет для этого полномочий. Но эта история кажется нам наглядным пособием про последствия хайпа на молодом рынке, регуляцию, предпринимательские риски и результат-катастрофу.

Китай, LocalBitcoins, трейдинг

Диана сейчас не в Алматы и даже не в Казахстане. Мы созваниваемся через Google Meet. Она выходит на связь, сидя в кафе одного из городов РФ (в России остался бизнес), «чтобы дети дали спокойно поговорить». У нее бодрый голос и, кажется, хорошее настроение. «Жизнь продолжается», — несколько раз говорит она.

Коллега-блогер назвал маму троих детей «матерью крипты всего Казахстана». А теперь «мама» в бегах.

— В крипту я попала буднично, — начинает Диана разговор. — Мне нужно было кормить детей. В жизни успела побывать торгашом, возила из Китая косметику. Привозила и трендовые вещи. Иногда таксовала. Вопрос всегда стоял, как заработать. И вот появилась крипта.

Сначала я работала обычным менялой на LocalBitcoins. Заработок в 10-12 процентов с комиссии тогда был реальностью. Вся прибыль шла на «битке», альткоины еще не стреляли. Эту работу привести в систему у меня не удалось. Зато познакомилась с ребятами на рынке, которых можно было считать большими «рыбами».

У кого-то из них уже был фонд. Компьютеры, графики, свечи, поддержка-сопротивление — я увидела, как они торгуют. И загорелась. Это было явно круче, чем просто менять.

Диана говорит, что заплатила 5000 долларов и пошла в стажеры к практикующему трейдеру. Сидела рядом, повторяла за ним.

— Полгода проб и ошибок, а потом начался мой собственный путь. Сливала и по $500, и по $5000, как все. В трейдинге главное пройти через определенные психологические моменты. Хотя это удается мало кому.

Я торговала на пару с учителем. Наши общие друзья-знакомые предлагали взять деньги и потрейдить на них. Раз, другой, мы оборачивали средства, а прибыль делили. Пошли хорошие чеки. Банк рос. Не планировали масштабироваться, но прибыль увеличивалась быстро, ведь рынок тогда был более волатильным, чем сейчас.
Знакомых и просто людей, которые смогли с нами заработать, становилось больше. Я выложила шуточный пост в Instagram, мол, вот моя карточка Kaspi, несите ваши средства. И за двое суток люди перевели около 70 000 долларов.

Увидев такие объемы, мы начали переходить на договорные отношения. Организовали фонд. Работали только на спотовом рынке. В «ковид», вы помните, случился катастрофический panic-sale. В моменте потеряли 15 процентов средств. А это второй месяц работы! Мой партнер от меня уходит, я начинаю думать, как быть, подключаю фьючерсную торговлю и на «шортах» за месяц компенсирую просадку. Тогда вышли на 5 процентов прибыли. Я вздохнула: вроде бы пронесло.

Диана Васильева трейдер Казахстан

Параллельно я начала заниматься обучением. Комьюнити росло. Кто-то оставался на доверительном управлении, кто-то развивался дальше, становился сотрудником компании.

—А вы оформили компанию? Или это образное выражение?

— Когда начались вопросы, что нужно оформляться, я обращалась к юристам. Все разводили руками. Никто ничего не знал. Это сейчас в Казахстане конфетно-букетный период по крипте, а тогда никому не было интересно заниматься этим всерьез. Ассоциации были исключительно с мошенниками, со скамом.

Я услышала о «зеленой зоне» в Беларуси (в 2017-м в РБ был подписан декрет «О развитии цифровой экономики», давший ход блокчейн-проектам, прим. Digital Business). Полетела в Минск, получила там много полезных советов по хеджированию рисков. Но финансов не хватало, чтобы открыть юрлицо в Беларуси, зарегистрировать там компанию, заниматься бизнесом легально. Я вернулась в Казахстан.

Первые ошибки

По ее словам, дальше были хорошие месяцы. В какой-то момент оформленный, пускай и фактически на словах, фонд распоряжался суммой, близкой к 9 миллионам долларов. Параллельно Диана, основатель и CEO, начала делать свои менеджерские ошибки.

— Первая ошибка — панибратство. Это когда ты берешь на работу всех своих знакомых, потому что желаешь им хорошей жизни.

Вторая ошибка — желание «решить вопрос», доверившись «нужным людям». Эти люди первоначально занимались регистрацией. Подходящего ОКЭДа под нас не нашлось — все сделали вкривь и вкось, только чтобы создать хоть какое-то юридическое лицо.

Многое упиралось в кадры. Бухгалтера, который может декларировать криптовалюту, мы так и не отыскали. Юриста, способного проверить договор по крипте, тоже. А большинство клиентов не хотели учиться оборачивать фиат в крипту, просили деньги в конвертах. Мы на это шли и сильно рисковали.

— А можно было «обернуть» фиат законно?

— У нас были обменники с лицензиями. Хотя к ним были вопросы. Но оставались варианты p2p.

Потом был этап МФЦА. Выяснилось, что и в Казахстане можно зарегистрировать криптокомпанию такого плана. И это даже не так дорого, как в Минске. Правда, в МФЦА пояснили, что и мне, и моим сотрудникам необходимо высшее экономическое образование. А еще у нас должна быть процедура «Знай своего клиента» — нужно контролировать источники их дохода, и в таком духе. Естественно, ничего этого мы не делали.

Диана Васильева крипта трейдер Казахстан

Тут снова появились те, кто пообещал: «Мы тебе сделаем лицензию». По принципу того, как это часто работает в стране. За год я отдала на все около полумиллиона долларов, но никакой лицензии не получила. Наоборот, стало только хуже. Чтобы соответствовать требованиям, раздула штат, нанимала людей с высшим образованием, которые ничего не понимали в крипте.

Процесс регистрации в МФЦА все же был запущен. Я сделала пост в Instagram… Тогда все и закрутилось. От нас быстро открестились. В прессе появились статьи о том, что мы работаем без лицензии. Нас начали называть пирамидой и скамом. Люди, которые обещали «все сделать», исчезли из поля зрения.

Что я теперь скажу? Естественно, стоило начинать с юридического фундамента, а уже потом заниматься сбором средств. Но мне было 24. Я думала: если ты знаешь крипту, этого достаточно, чтобы построить бизнес.

Математика бизнеса 

Диана утверждает, что бизнес-модель С.Invest в Казахстане выглядела так:

— Мы брали от людей средства, но не гарантировали никакой доходности. В договоре человек указывал, что деньги не последние, не заемные, что он понимает все риски, что возможна полная потеря средств.

При хороших условиях и без запретов на майнинг (кстати, у нас было разрешение) модель должна была выглядеть так: только 10% средств фонда идут на высокорисковые инвестиции, остальное — хеджирование рисков. 7% — «физическое золото», 10% — недвижимость, около 40% — майнинг. Плюс были IDO, венчурные инвестиции, пытались работать со стартапами.

Клиентами были люди от 30 и старше, чаще — мамы, которые после получения и увеличения прибыли привлекали своих супругов. Люди приходили семьями, хотя у нас никогда не было реферальной системы и бонусов.

На маркетинг не тратились. Работал мой Instagram (сейчас в нем больше 1 миллиона подписчиков).

Максимальный объем совокупного депозита в моменте составлял около 9 миллионов долларов.

Lamborghini и шляпка от Dior

Васильеву закрутило в мире крипты, но какого-то своего комьюнити в Казахстане она так и не нашла. Возможно, потому, что трейдинг любит тишину.

— У меня не было красного «Ламборгини» и квартиры в Дубае. Были как у всех людей свои гештальты, вроде шляпки от Dior. Я пошла ее и купила, эту шляпку. Ничего не почувствовала. Но подарки мне дарили часто. Так всегда бывает в этой сфере.

На пороге 2022-го Диане и ее родственникам пришлось продавать уже свое имущество…

Диана Васильева трейдинг Казахстан

Признаки и призраки пирамиды

Осенью 2021-го года в Казахстане говорили сразу о нескольких криминальных делах, связанных с инвестициями. Самой громкой стала транснациональная история пирамиды «Финико». А в октябре случился пресс-релиз от Генеральной прокуратуры, после которого и бизнес Дианы Васильевой рухнул безвозвратно.

Цитата:

«По факту создания и руководства финансовой пирамидой „C.Invest“ на сегодня уголовное дело не возбуждалось. Вместе с тем подразделением финансовой разведки Агентства по финансовому мониторингу проведен анализ деятельности хедж-фонда „С.Invest“ и установлены признаки финансовой пирамиды.

В частности, 29 июня текущего года компания „С.Invest“ зарегистрирована в Международном финансовом центре Астана по оказанию ИТ-услуг, разработке программного обеспечения, рекламы в СМИ (для осуществления таких видов деятельности не требуется получение лицензии МФЦА, однако выдается сертификат участника МФЦА).

Между тем на сайте организации предлагались услуги, связанные с торговлей криптовалютой, управлением инвестициями, предоставлением услуг по консультациям (т.е. требующие получения лицензии МФЦА). Поэтому 16 августа текущего года по требованию МФЦА компанией „С.Invest“ сайт сinvest.kz» удален».

Слово Диане.

— В медиа нас начали называть мошенниками. Хотя никто не просил документов, не делал проверок, — утверждает собеседница. — После этих публикаций большинство инвесторов пришло в офис и потребовало средства назад. Это случилось одномоментно. И это был конец.

Мы начали продавать активы, которыми хеджировались — золото, недвижимость. Я фиксировалась в убыток в трейдинге: минус 50, минус 70 процентов. Все это было снежным комом, который невозможно остановить. В ноябре рухнул BTC и весь рынок за ним. Потом начались отключения майнеров. В офис каждый день приходили люди, угрожали мне, сотрудникам, родным.

При фиксации в убыток у нас начались финансовые разрывы. Я говорила коллегам, что справимся, потому что всегда надеялась на свою торговлю. Но было слишком поздно. Когда мне начали присылать фотографии моих детей, караулить у подъездов, когда в офисе появились люди с ножами и угрозами, я решила уезжать. А когда уехала, все оставшееся было разворовано — техника, оборудование для майнинга, трансформаторы. Все.

Диана Васильева трейдинг Казахстан

— Сколько вы должны сейчас?

— Я должна около 4 миллионов долларов примерно 200 людям. Выдала я столько же, даже больше — 5 миллионов. То, что осталось, планирую возвращать. Выписываю гарантийные письма. Есть приватный канал, держу связь с теми, кому должна. Я не из тех людей, кто объявит о банкротстве, развернется и пойдет делать новый проект.

— Возбуждено ли против вас уголовное дело в Казахстане?

— Я узнавала: дел нет. Не знаю, возможно, все в разработке. Если придется, буду отвечать. Сейчас я единственный работник своей компании, которая ее не закрывает, а тянет. Да, сейчас это компания «Диана и все, кому она должна».

— Вернемся к заявлению Генпрокуратуры. Вы считаете свой фонд пирамидой?

— В тот момент в Казахстане у меня случился приступ паники и страха, поэтому я реализовала все активы с дикими минусами. Мне было страшно, мне угрожали тюрьмой и расправой. Именно поэтому я совершила все свои ошибки. Единственное, что я сделала правильно — сразу же закрыла возможности для вкладов, когда пошли первые звонки.

Знаете, люди два года носили меня на руках, называли богиней трейдинга. А потом быстро перешли на другие слова. Скам, пирамида… Пускай. У меня есть ответственность. Я от нее не отказываюсь.

— То есть, скама не было?

— Скамы денег не отдают. У меня есть доказательства, что больше половины банка я вернула. Я не считаю себя основательницей пирамиды. Когда пошли первые кассовые разрывы, я сразу же выходила в трансляцию: все об этом знали. Люди приходили с угрозами — все тут же рассказывала. Все, что происходило.

Но еще я понимаю, что если твой проект развалился на слухах, сплетнях и отсутствии каких-то реальных доказательств, то он не достоин будущего.

Еще об ошибках. И надо ли регулировать рынок крипты?

— О своих ошибках вы много пишете в социальных сетях. Это искренне или PR-ход?

— Я считаю, что ошибки нужно признавать, чтобы двигаться дальше.

Например, еще одной ошибкой было то, что я пошла в недвижимость, стройку, майнинг, хотя это не моя сфера. Очевидно, что мне не хватило финансового образования, возможно, MBA. Но и рынок труда в сфере крипты был нулевым. Я долго искала СEO, а люди или не горели, или были не из крипты, а из «классики», и ничего в крипте не понимали.

— Рынок должен регулироваться? Что вы сейчас об этом думаете?

— Возможно. Хотя то, что работает в централизованном мире, в децентрализованном не приживется. Поэтому регулирование не должно быть точной копией мер из обычной финансовой практики. В DeFi криптанам это точно не будет интересно, они не придут в такую среду с прорывными проектами. Если регулятор хочет, чтобы к нему шли, нужно расслабить хватку. К примеру, вопрос навыков. CEO криптопроектов в мире — это люди, которые много сидят за компьютерами и не получали особого криптообразования. Да его вообще пока толком нет нигде.

— Люди, которым вы сейчас должны, наверняка возразят насчет гарантий возврата и отсутствия страхования рисков. И будут правы.

— Но что делают банки, когда банкротятся? Больше установленной суммы возврата они не гарантируют. Чем тогда незастрахованный криптовалютный хедж-фонд отличается от банка, который не готов компенсировать средства тем, кто вложил 300 000 долларов?

— Вы пробовали застраховать ваш фонд?

— У нас был парень, который работал в этом направлении. Если коротко, то чтобы вас застраховали, вы должны принести ровно такую же сумму и положить в банк. А это в крипте мало реально.

— По вашему, на данный момент регуляция не может обеспечить стопроцентную безопасность вкладчикам?

— Лично я не видела таких возможностей. Единственное, имеет смысл проверка «Знай своего клиента». Здесь контроль точно должен быть.

— Что будет с рынком крипты дальше? Впереди эпоха контроля?

— Все, что происходит сейчас в мире, ведет к краху существующей финансовой системы. Прогнозы строить сложно… Если говорить о позитивном будущем, я вижу выборы на блокчейне, вижу стартап-площадки, инвестиции в возобновляемые источники энергии, майнинг на них. Если накапливать «биток» в ЗВР страны, то мы могли бы уйти от вечного ярлыка страны-экспортера нефти. На все это есть и возможности, и таланты. Я Web3-оптимист, несмотря ни на что.

— Какие планы лично у вас?

— Отдать долги казахстанским и российским партнерам. Выбраться из ямы. Заняться более серьезными вещами. Несколько месяцев я учу язык Solidity. Понимаю, что именно разработчики управляют миром. А торговать всю жизнь — тяжело.

— Ваш честный совет тем, кто все еще хочет в трейдинг.

— Не думайте, что станете богатым. Попрощайтесь с деньгами, которые выделили на торговлю. Только тогда есть шанс, что хоть что-то получится. И помните, что не получается у 99,9% из 100.

Редакция Digital Business будет следить за этой историей и готова продолжить тему, предоставив слово другим сторонам.

Новости