«Когда у нас появится 10 единорогов, за ними побегут все» — СEO Astana Hub о развитии ИT-экосистемы

20.06.2022, 12:10
Текст: Виталий Волянюк
Фото: Катерина Малама
Магжан Мадиев, основатель и генеральный директор Astana Hub

Какие направления в казахстанском ИT-секторе могут дать экспоненциальный рост экспорта. Что нужно, чтобы в стране появились первые стартапы-«единороги». Как растить сильных ИT-предпринимателей. Почему венчурных денег на рынке становится больше, а smart money все еще недостаточно. Что даст релокация в Казахстан части компаний и стартапов из других постсоветских стран. Об этом — в большом интервью DigitalBusiness.kz с Магжаном Мадиевым, основателем и генеральным директором Astana Hub.

— Магжан, если посмотреть на цифры Astana Hub за 2018-2022 год, то при выручке резидентов в $665 млн экспорт составил $207 млн — это чуть больше 30%. То есть большинство стартапов и компаний зарабатывают на внутреннем рынке. И здесь очевидна дилемма: с одной стороны, рынок Казахстана недостаточно маленький, чтобы сразу работать только на экспорт. С другой — недостаточно большой, чтобы вырастить на внутреннем рынке компанию-«единорога». Как вы думаете, что должно произойти, чтобы в ИT в Казахстане cтановилось больше экспортных историй?

— Действительно, Казахстан не такая маленькая страна, как, например, Беларусь, Израиль, Сингапур, чтобы в ИT работать сразу на весь мир. Но и не такая большая, чтобы здесь внутри вырастить «юникорна». В этом наша проблема.

Волшебной пилюли, чтобы резко увеличить ИT-экспорт, конечно, нет. Я пришел к такому пониманию: сделать зрелую успешную экосистему — это как вскипятить воду. Если будет 99 градусов — кипяток не получится, нужен плюс 1, и тогда все заварится, закрутится.

Но чтобы достигнуть ста градусов, нужно комплексно заниматься развитием отрасли. Налоговые преференции для ИТ – это, скажем, 10 градусов. Далее надо актуализировать систему образования, создать акселераторы, площадки для нетворкинга, комьюнити. Далее — развитие венчурного финансирования… Только все-все вместе даст толчок ИT-индустрии.

Причем айтишники – они же очень творческие, вольнолюбивые ребята, невозможно ими как-то директивно управлять. Но можно создавать экосистему, предоставлять инструментарий, чтобы повысить их шансы на успех.

При этом у каждого стартапа своя стратегия – кому-то надо преуспеть на локальном рынке, проверить гипотезы, прежде чем выйти на международный рынок. Кому-то, наоборот, не надо тратить время, а сразу выходить на «внешку». Здесь case by case, невозможно все прогнозировать и контролировать. Поэтому я для себя изначально, еще когда создавал Astana Hub, принял стратегию: мы двигаемся по agile. Шаг за шагом, тестируя гипотезы. Сначала поддерживаем все в общем, а потом, когда я вижу, что где-то есть особые успехи, предпосылки для роста, мы начинаем туда углубляться.

Магжан Мадиев, основатель и генеральный директор Astana Hub

— В каких направлениях внутри отрасли вы сейчас видите наибольшие предпосылки для роста?

— Думаю, что у нас хорошие возможности в govtech. В международном рейтинге ООН мы занимаем 29 место по уровню развития электронного правительства. Да, многие в Казахстане ругают наш egov.kz, потому что уже привыкли к нему. Но ведь факт: ты можешь не выходя из дома получить 99% госуслуг онлайн. Есть инициатива нашего министра цифрового развития Багдата Мусина по «упаковке» и экспорту наших govtech-решений. Недавно во время визита в Турцию мы предложили тюркоязычным странам интегрировать у себя наши решения, развивать сферу govtech совместно. Казахстан как лидер среди тюркоязычных стран в этой области рассчитывает, что это откроет коридор для нашего экспорта.

Второе перспективное направление – это цифровой майнинг. Да, направление немного противоречивое, но тоже обратимся к фактам: из $207 млн экспорта резидентов Astana Hub львиную долю, к сожалению или к счастью, генерируют цифровые майнеры. Казахстан входит в первую тройку стран мира по майнингу биткоинов.

Эта отрасль очень энергоемкая, и здесь есть обратная сторона – риск дефицита энергомощностей для промышленности, социальных нужд. Но в чем, на мой взгляд, большое преимущество цифрового майнинга – это же чисто экспортный продукт. По сути, ты конвертируешь электроэнергию в вычислительные мощности и получаешь экспортную выручку в Казахстан. Здесь, конечно, важно все правильно регулировать. Потому что пока большинство добытых биткоинов оседает где-то на международных площадках и в Казахстан физически не заходит. Была (и все еще актуальна) идея создать в Казахстане единый регулируемый майнинг-пул. Чтобы через него проходили все казахстанские майнеры тогда мы будем видеть всю их выручку, весь их хешрейт и, соответственно, сможем облагать налогом. Здесь уже вопросы не совсем моей компетенции, но если говорить с позиции Astana Hub, то я вижу, что эту индустрию нужно правильно регулировать, правильно направлять, и тогда вокруг нее появится целая периферия новых продуктов и сервисов.

Например, есть кейс, когда на вычислительных мощностях в Казахстане рендерили мультфильмы для Индонезии. Это тоже крутая экспортная сфера. Также в мире растут проекты, связанные с искусственным интеллектом, им тоже нужны вычислительные мощности. Понятно, это не ASIC, не видеокарты, созданные специально для майнинга, а немного другие технологии. Но в целом примерно та же инфраструктура нужна для того, чтобы обслуживать эти удаленные вычисления.

Почему еще это выгодно развивать. Казахстан удален от морей, а наземные пути для транспортировки продукции имеют очень большую протяженность. Это создает логистические барьеры для продукции высокого передела. Когда в Казахстане производится какой-нибудь традиционный продукт — условно, мы вырастили пшеницу, то ее легче экспортировать, потому что этот продукт более или менее транспортабелен. Но если мы из пшеницы произведем круассаны, то их гораздо сложнее хранить и транспортировать из-за большого логистического плеча. А в ИT-услугах наоборот — чем выше уровень передела, тем легче экспортировать продукт или сервис на мировой рынок через интернет.

Поэтому основная идея Astana Hub именно в том, чтобы растить экспорт ИT-услуг. Эта сфера с высокой добавленной стоимостью, но без логистических барьеров традиционных отраслей.

Магжан Мадиев, основатель и генеральный директор Astana Hub

Третье перспективное направление в Казахстане – это финтех, включая децентрализованные финансы, блокчейн-сервисы. Если мы пойдем только в классический финтех, то, наверное, на мировом рынке эта ниша уже достаточно насыщена и в ней многое упирается в локальное регулирование. А блокчейн – это больше свободы и децентрализации. Объем мирового рынка криптовалют колеблется в районе $2 трлн, а сервисов, которые обслуживают всю эту массу, их все еще не так много. Здесь большая ниша для создания новых проектов и бизнес-моделей. Я знаю отличные кейсы, в том числе с казахстанскими корнями, где ребята хорошо зарабатывают в таких проектах. Например, команда iDos Games. Они сделали шутер по модели play-to-earn, выпустили свои токены. Можно вложиться в эти токены, купить скины оружия, поменять оружие и так далее. У них 20 тысяч активных пользователей по миру, и они быстро растут. Сейчас привлекают новый раунд инвестиций в США при оценке компании в $20 млн. Крутой кейс.

Еще одно растущее направление — это в целом геймдев, метавселенная, виртуальная и дополненная реальность.

Когда ко мне приходят молодые стартаперы и говорят: мы хотим сделать маркейтплейс детских товаров для родителей…

— Еще один маркетплейс?

— Да. Я говорю: ребята, я сам семь лет строил маркетплейс – не советую. Маркетплейс — это уже старая бизнес-модель. Они еще очень сильно будут расти, но маркетплейсу нужен большой leverage – банк, крупный логистический центр или ритейлер. А когда ты просто начинающий стартапер, то у тебя не будет достаточно ресурсов для создания большого маркетплейса, проект будет очень сложно масштабировать. Поэтому я рекомендую: ребята, ищите новые бизнес-модели, где есть возможность использовать новые технологии, которые быстро демократизируются. Блокчейн, искусственный интеллект, метатехнологии, AR, VR. А может, вообще что-то новое, что еще никому в голову не пришло.

Магжан Мадиев, основатель и генеральный директор Astana Hub

— Какой объем экспорта ИT-услуг вы в Astana Hub ожидаете в ближайшие годы?

— Есть задание руководства страны и большая поддержка со стороны государства, чтобы к 2025 году мы нарастили экспортную выручку ИT-отрасли Казахстана до $500 млн в год. Я считаю, это вполне реально. Мы изучали опыт других стран. Например, за прошлый год экспорт Парка высоких технологий в Беларуси составил $3,2 млрд. Это колоссальная цифра: на душу населения экспорт ИT-услуг в Беларуси на сегодня примерно раз в сто выше, чем в Казахстане.

И очень важно, что мы работаем в экспоненциальной индустрии. Когда ядро сформировано, поверхность может нарастать очень быстро. Как снежный ком. Я надеюсь, что достигнув экспорта в $500 млн в 2025 году, а может и раньше, еще через год может быть уже $700 млн, еще через год – $1 млрд и больше.

Мы сейчас принимаем много мер, чтобы стимулировать экспорт ИT-услуг. Например, запускаем экспортный акселератор. Стоит задача создать наш стартап-хаус в Кремниевой долине, стартап-хаус в Турции, где для нас тоже большой интересный рынок…

— На сегодня, на лето 2022 года, во сколько градусов оцениваете температуру ИT-экосистемы Казахстана?

— Я, здесь, конечно, заинтересованное лицо. Трудно оценивать самого себя, но скажу так: когда мы в 2015 году запускали стартап в Астане, naimi.kz, то экосистема тогда была градуса на 3. Ни компетенций, ни экспертизы, ни комьюнити, ни налоговых преференций – ничего не было. Даже само слово «экосистема» тогда еще не было популярно. Слово «венчур» только-только входило в оборот.

Могу с уверенностью сказать — не знаю, насколько это будет корректно с моей стороны, но все же — благодаря Astana Hub температура ИT-экосистемы за последние годы подскочила примерно градусов до 50. Я много бываю в командировках, путешествую и вижу, что в чем-то наша модель даже опережает некоторые страны, где ИT-отрасль на сегодня крупнее, чем в Казахстане.

Магжан Мадиев, основатель и генеральный директор Astana Hub

— Что входит в оставшиеся 50 градусов, которые нужны, чтобы экосистема достигла точки кипения?

— Это, прежде всего, развитие человеческого капитала и развитие венчурного финансирования. И это две большие задачи, которые разбиваются на множество подзадач.

По линии Astana Hub мы наметили 7-8 блоков мер, чтобы ускорять развитие экосистемы. Например, для популяризации ИT и стартапов, привлечения талантов поддерживаем тематические YouTube-проекты и короткометражные фильмы. Недавно выпустили новый документальный фильм про ИT-отрасль, который набрал на YouTube 150 тыс. просмотров. Его сейчас учителя в школах показывают детям.

Поддерживаем инфраструктуру, стартап-площадки, которые открываются по стране. Создали специальный визовый режим для привлечения экспатов, талантов из-за рубежа: сотрудникам, которые приезжают в казахстанские компании, даем рабочую визу на срок до 5 лет, а членам их семей  – специальные визы.

Следующий блок – это поддержка и развитие комьюнити, нетворка, что очень важно в нашей индустрии. За время работы Astana Hub мы провели уже больше тысячи разных мероприятий, офлайн и онлайн.

Далее блок образовательных программ. Мы привозим в страну так называемые new schools, которых раньше в стране не было. Например, есть Startup School, в которой мы обучаем школьников в анимированном формате азам стартапов. Создали также бизнес-инкубатор для школьников Teenpreneurs. Внедряем в вузах Startup Academy, в ней студенты уже делают проекты с полноценными MVP. Завели в Казахстан и впервые в Центральную Азию инновационную школу программирования Alem. Создали венчурную школу, школу трекеров и т.д. И все эти программы пользуются реальным спросом.

Магжан Мадиев, основатель и генеральный директор Astana Hub

Еще один блок – бизнес-программы: акселерация, инкубация. Они повышают шансы стартапов на успех. Когда мы набирали первых ребят, они еще не понимали азов: что такое agile, что такое product development, как поднимать венчурные инвестиции… Как и я ничего не понимал, когда запускал первый стартап. Мы приглашали в эти программы экспертов из Беларуси, России, Украины, США, которые отгружали аудитории нужную экспертизу. Сейчас уровень грамотности у стартапов гораздо выше, методология уже отскакивает от зубов. Теперь мы идем на новый уровень, запускаем программу Google for Startups в Казахстане, Центральной Азии, а также для Азербайджана и Монголии, чтобы наши стартаперы могли использовать экосистему Google.

И еще несколько блоков, которые мы реализуем  –  развитие корпоративных инноваций, innovation friendly регулирование. Блок финансовой поддержки стартапов – программа Seed Money, развитие отношений с венчурными фондами. Задача Astana Hub как площадки — выращивать плеяду стартапов, чтобы их «утилизировать», как я это называю, в венчурных фондах: чтобы фонды инвестировали и стартапы получали импульс для серьезного роста.

— Кстати, складывается впечатления, что венчурных денег на рынке сейчас больше, чем проектов. Это так?

— Это распространенное мнение, но я не совсем с ним согласен. Часто венчурные фонды декларируют: у нас куча денег, мы большой фонд, но реально инвестируют при этом копейки. И в то же время я знаю много интересных проектов, которые не могут привлечь деньги.

Магжан Мадиев, основатель и генеральный директор Astana Hub

— А почему существует этот разрыв? У фаундеров стартапов не хватает компетенций, чтобы привлечь деньги?

— Мне кажется, с обеих сторон не хватает компетенций. Иногда у венчурных инвесторов тоже недостаточно еще экспертизы и опыта: для них некоторые стартапы как «темная» лошадка. Поэтому такие инвесторы очень осторожно инвестируют. Если бы у нас уже было много историй успеха, накопленный опыт, то, естественно, инвестиции бы пошли увереннее.

Поэтому я не соглашусь, что денег на рынке сейчас больше, чем проектов. Может быть, просто денег действительно больше, но не smart money. Вот их как раз не хватает.

— Хочу еще поговорить про развитие человеческого капитала. Вы как стартапер в прошлом, хорошо знаете, что для успеха ИT-стартапа нужна комбинация: сильная техническая команда плюс большая предпринимательская энергия – видение, настойчивость, способность брать на себя риски. Если такая комбинация  есть, шансы на успех сильно возрастают. Как растить технических специалистов через систему образования — более или менее понятно. А как растить предпринимателей? Можно ли предпринимательству научить?

— Я думаю, хороших предпринимателей можно растить опять же через создание экосистемы. Через акселераторы, где ребята получают всю необходимую методологию, знания для запуска стартапа. Также мне нравится институт трекерства, который мы развиваем. Когда трекер очень жестко «гоняет» стартап-команду по всем вопросам, которыми должен заниматься стартап. Его задача, чтобы у проекта каждый спринт, каждую неделю-две был прогресс, traction. Конечно, бывают ленивые команды, недисциплинированные, но такие в процессе работы с трекерами сами отсеиваются.

Ну и, конечно, важны успешные ролевые модели. Чем больше будет появляться успешных предпринимателей в ИT, тем больше талантливых ребят будут притягиваться в эту сферу.

Что касается подготовки технических специалистов – это больше задача Министерства науки и высшего образования. Наше Министерство цифрового развития через Astana Hub поддерживает частные ИT-школы, которые за бортом бюджетного финансирования. У нас есть программа Tech Orda, нацеленная на поддержку частного ИT-образования. Мы до 2025 года выделяем 20 тысяч ваучеров по 600 тысяч тенге на обучение каждого студента. То есть 20 тысяч ИT-специалистов мы дополнительно подготовим через частные ИT-школы.

— Когда в Казахстане может появиться стартап-«единорог»?

— Как я говорил, у нас есть официальная цель достичь к 2025 году экспорта ИT-услуг в $500 млн. А есть еще неформальная цель, которую мы себе в Astana Hub ставим – вырастить к этому сроку первого «единорога».

— Freedom Finance, оценка которого более $2 млрд, можно считать первым казахстанским «единорогом»?

— Я думаю, скорее нет. Так же, как и Кaspi. Это изначально были классические финансовые сервисы. Они очень инновационные, очень крутые. И Freedom, и Kaspi – это классные примеры цифровой трансформации традиционных бизнесов. Но «единороги» в моем понимании – это все-таки новые бизнесы, бизнес-модели. Это стартапы, созданные, условно, в гараже, с нуля и выросшие в миллиардную историю.

При этом как раз Тимур Турлов, основатель Freedom, может стать одним из драйверов казахстанской стартап-экосистемы. Он сам для многих стартаперов –  модель успешного предпринимателя, который своим умом и талантом заработал большие деньги. И кроме этого, Freedom сейчас формирует вокруг себя свою экосистему. Тимур, насколько известно, уже проинвестировал многие стартапы и продолжает инвестировать.

Магжан Мадиев, основатель и генеральный директор Astana Hub

— После 24 февраля многие стартапы и ИT-компании в Беларуси, России, Украине стали рассматривать для себя альтернативные локации. Знаю, что интерес к Astana Hub резко вырос. Как возможный приход сюда новых команд и проектов, в том числе с известными на мировом рынке именами, может повлиять на казахстанскую экосистему?

— Я как раз думаю, что драйвер, локомотив всей ИT-отрасли не обязательно должен быть взращен в Казахстане. Локомотив может быть и релоцирован. Это нормально. В мире идет большая конкуренция за таланты. Я считаю, что надо заниматься не только удержанием своих талантов, но и привлечением их в страну. Поэтому мы позиционируем Astana Hub как международный технопарк. И когда сюда будут приходить большие международные ИT-бизнесы, будут набирать здесь на работу местных ребят, проводить мастер-классы, делиться своей экспертизой, инвестировать здесь – это будет очень круто и важно. Это еще больше замотивирует местных ребят не уезжать из страны, а оставаться в Казахстане. Потому что здесь становится все больше возможностей.

И действительно, интерес к Astana Hub на фоне последних событий сильно вырос. Мы за последние три месяца проконсультировали более тысячи компаний по вопросам бизнес-иммиграции в Казахстан…

— Какую конверсию ожидаете?

— У нас десятки компаний уже на последней стадии воронки, они уже заходят в Astana Hub. Cкоро будут новости (уже после записи этого интервью появились сообщения о релокации в Казахстан офисов Рlауriх, Тinkoff Ваnк, Nexters, InDriver и др. известных технологических компаний – прим. DigitalBusiness.kz). В целом по состоянию на начало июня в хабе насчитывалось 720 резидентов, и я надеюсь, что к концу этого года будет уже около тысячи. Для нас это только плюсы: больше талантов, больше экспертизы, больше экспортной выручки. Поэтому нашим правительством на всех уровнях поддерживается этот процесс.

— Если заглянуть не в 2025 год, а, может быть, еще дальше. Каких метрик должен достичь Astana Hub, чтобы вы, как автор идеи хаба и его CEO, почувствовали себя глубоко счастливым?

— Моя суперцель – взрастить в нашей стране 10 «единорогов». Не важно, это будут натурализованные в Казахстане «единороги» или полностью здесь взращенные. Главное, чтобы они появились. Это будет тот локомотив, за которым побегут все, он даст огромный импульс всей экосистеме.

Магжан Мадиев, основатель и генеральный директор Astana Hub

Ждем ваши комментарии в нашей группе в Telegram! Здесь можно задать свои вопросы героям статей, поделиться опытом, начать дискуссию. Строим цифровое комьюнити вместе 🚀

Комьюнити DigitalBusiness.kz

Новости