Продал квартиру и машину, чтобы обучать детей программированию. История парня из глубинки, который мог стать дипломатом, но ушел в стартапы

О редакции Нас 300 тысяч! Расскажи о своем бизнесе ИТ-комьюнити
Дата публикации: 16.05.2023, 09:34
Жанадил Талдыбаев

Жанадил Талдыбаев

В 10 лет Жанадил Талдыбаев выиграл соревнования по карате на всемирном фестивале спорта в американском Коламбусе. Награду уроженцу небольшого городка Зайсан из Восточно-Казахстанской области вручал лично Арнольд Шварценеггер! Однако дальше спортивная карьера не задалась – помешали травмы. Парень переключился на учебу. Поступил в КазНУ им. Аль-Фараби, а затем попал по обмену в Университет Тэджон из Южной Кореи.

В новой стране Жанадил создал медицинскую платформу Kazmedikor. Но одного проекта ему оказалось мало и в 2021 году появился EdTech-сервис для обучения школьников основам программирования CodiPlay. Казахстанец рассказал Digital Business, почему решил променять карьеру дипломата на бизнес, как запускал первый стартап в Южной Корее и зачем решил переключиться с эффективного проекта на развитие EdTech в Казахстане.

О стартапе

CodiPlay – решение для обучения учеников с 3-го по 11-й класс с помощью мобильных игр языкам программирования Scratch, C++ и Python . Помимо приложения еще есть наборы CodiKit, которые содержат детали и макеты для создания 30 IoT (Internet of Things) проектов – от светофора до системы умного дома. Также ребята создали веб-платформу CodiTeach для повышения ИТ-квалификации учителей.

Жанадил Талдыбаев

«Мне понравилась мысль решать проблемы с помощью технологий»

– В школе вы увлекались английским языком и математикой. Даже побеждали в международных олимпиадах. Почему с таким бэкграундом решили идти на факультет востоковедения, а не выбрали айтишную специальность?

– Когда был в 11-м классе, узнал, что Казахстан и Южная Корея стали стратегическими партнерами. В нашу страну пришли корейские компании (Samsung, LG и т.д.), по телевидению показывали корейские фильмы, которые пользовались популярностью.

Жанадил Талдыбаев

Так появилась цель – попасть в Южную Корею. На факультете востоковедения как раз можно было выучить корейский язык с последующим трудоустройством в этой стране. Так по итогу и вышло.

– В Сеуле работали переводчиком при посольстве Казахстана. Сопровождали официальные визиты различных делегаций, в том числе первого президента РК Нурсултана Назарбаева. Не задумывались о карьере дипломата?

– Мысли такие были. Однако предпринимательство показалось интереснее и перспективнее. Изначально в Южную Корею ехал с таким планом: устроиться на работу в местную компанию, набраться опыта и затем открывать собственный бизнес.

Вскоре узнал, что при моем университете работает самый крупный стартап-центр в стране. Там крутые условия: ежемесячная финансовая помощь в размере $2 тысяч, административная, юридическая и бухгалтерская поддержка. Еще фаундеры могут бесплатно жить в общежитии при университете.

Жанадил Талдыбаев

Мне понравилась мысль решать проблемы с помощью технологий. Тем более, уже созрела идея для стартапа. Собрал команду, подал план проекта руководству стартап-центра и нас выбрали. Стали единственной иностранной командой среди 30 участников.

– Речь про Kazmedikor? Что вас подтолкнуло к его созданию?

– Да. Дедушке нужна была операция. Начал узнавать, какие в Южной Корее есть клиники, в чем разница между ними, как туда попасть. Так нашел подходящее место, где его прооперировали.

Затем с проблемами по здоровью столкнулась мама. Углубился в изучение корейской медицины. Разбирался, почему определенная процедура в одном месте стоит $10 тысяч, а в другом – $15 тысяч. Вникал, как можно удешевить лечение без потери качества, какие врачи лучше подойдут для решения нашего вопроса. В результате полностью организовал весь процесс: от поездки из Казахстана в Южную Корею до прохождения курса лечения.

После этого с просьбами организовать лечение в Южной Корее ко мне стали обращаться родственники, друзья родителей, соседи. За помощь в качестве благодарности давали по $1-2 тысячи. Так получил экспертность в сфере и понял, что нашел неплохую бизнес-модель.

Жанадил Талдыбаев

Стал изучать статистику и увидел, что в год только для медицинского туризма Южную Корею посещает более 15 тысяч казахстанцев. Многие из них сталкиваются с различными трудностями: не умеют рационально подбирать клиники, испытывают проблемы с языком и сложности в организации самой поездки.

Решил, нужно делать платформу, где люди смогут получать полную информацию о клиниках, изучать профили врачей и подбирать наиболее подходящих. А остальную, скажем так, их «операционку» будем забирать на себя мы. Так получилось сделать продукт, с помощью которого клиники Южной Кореи ежегодно посещали более 400 человек из Казахстана. Это спортсмены, деятели искусства, известные блогеры. До пандемии годовой оборот Kazmedikor составлял более $1 миллиона.

«Чтобы дойти до точки безубыточности, необходимо 50 платящих школ»

– Если дела у Kazmedikor шли неплохо, зачем понадобилось создавать еще один стартап?

– В 2017 году, когда делали Kazmedikor, столкнулись с дефицитом айтишников. С большими трудностями удалось собрать команду хороших разработчиков. Тогда понял, что неплохо бы самому разобраться в основах программирования. Так узнал об играх, с помощью которых можно постепенно погружаться в мир ИТ: изучать алгоритмы, языки программирования и другие штуки.

В процессе обучения начал мыслить глобальнее. С ростом Kazmedikor постоянно будем нуждаться в ИТ-кадрах. Было бы неплохо самим готовить специалистов. А игры – отличный способ. Однако в Казахстане далеко не у всех школьников есть компьютеры. Поинтересовался у разработчиков, можем ли создать игры для смартфонов.

Жанадил Талдыбаев

Стали постепенно реализовывать задумку. Сделали первые игры, протестировали их. Ребятам понравилось. Команду очень драйвила идея создания нового продукта, которым они занимались в свободное время. Однако случилась пандемия, границы закрыли и Kazmedikor пришлось ставить на паузу. Тогда переместили фокус на CodiPlay, так как видели потенциал.

Девушке из Караганды надоело сталкиваться с языковыми проблемами — и она придумала приложение для изучения казахского

– Вы вложили в CodiPlay $220 тысяч личных средств. Это заработанное на Kazmedikor?

– Нет. Когда решил заниматься вплотную CodiPlay, у Kazmedikor уже начались кассовые разрывы. Было много забронированных мест, но из-за локдауна пришлось отменять записи и возвращать авансы. Проект сам столкнулся с финансовыми трудностями.

Деньги на CodiPlay – личные сбережения, которые вкладывались при достижении определенных точек. Например, сделали MVP мобильного приложения, пошли в школы и оказалось, что многие учителя практически не разбираются в программировании. Пришлось дорабатывать.

Создали веб-платформу с онлайн-курсами для повышения квалификации преподавателей CodiTeach. Привлекать инвесторов не стали – это долгий процесс, а нам важна скорость. Продал квартиру и машину, чтобы реализовать несколько фич.

– Вы серьезно рисковали, ведь продавать технологические решения государству в Казахстане довольно сложно.

– Так и есть, но благодаря участию в акселераторе NURIS от Назарбаев Университет некоторые школы сами стали выходить на нас. Правда, в Астане не получилось закрепиться. Все требовали прохождения экспертизы в Национальной академии образования имени Алтынсарина, которая занимает от полугода до года. Мы не были готовы тратить столько времени.

Жанадил Талдыбаев

Начали смотреть в сторону Алматы и области. Там оказалось проще. Нас принял аким Алматинской области, проект ему понравился и мы подключили 5 школ.

Цикл сделки непростой. Сначала презентуем продукт в школе. Если им нравится, идем в районное управление образования, затем в городское, откуда отправляют на экспертизу в научно-методический центр новых технологий в образовании. Получаешь от них рецензию проверки, снова проходишь по всем управлениям и уже потом подписываешь контракт со школой.

«Хотим поднять раунд в $1,5 миллиона»

– Как вы убеждаете директоров школ?

– В школах уже начинают понимать, что знание ИТ-навыков на базовом уровне – требование времени и рынка труда. Плюс есть поручение президента подготовить 100 тысяч айтишников к 2025 году.

Что касается продаж, то дело обстоит так. В Алматы более 200 школ, и только в 30 из них директора преподают точные науки (математику, физику и информатику). Когда они видят наш продукт, то сразу понимают, насколько эффективнее и проще может стать образовательный процесс с помощью CodiPlay.

Жанадил Талдыбаев

С директорами гуманитарного профиля немного сложнее. Они, как правило, зовут учителей информатики и консультируются с ними. Затем, когда те дают добро, начинают выяснять у бухгалтерии, есть ли у школы средства на закупку лицензии.

– Подписка дорогая?

– За полный пакет, в который входят мобильное приложение с играми, веб-платформа CodiTeach и 100 наборов для создания IoT-гаджетов CodiKit, берем 850 тысяч тенге в месяц. Наборы даем в лизинг. То есть, в случае поломки сами все меняем.

Кому-то может показаться, что это дорого. Однако мы подключаем к программе сразу всех учеников. Если у вас учится 1,5 тысячи человек, то у каждого будет доступ к CodiPlay. В таком случае выходит по 550 тенге за каждого ученика. Дешевле, чем обед в столовой.

– Сколько сейчас платящих школ?

– Всего CodiPlay пользуются более 100 школ, из которых платят 16. После бесплатного пробного периода обычно остаются практически все. Чтобы получить результат, продуктом нужно юзать в течение нескольких лет.

Жанадил Талдыбаев

Для выхода на безубыточность необходимо 50 платящих школ. Сейчас работаем в этом направлении. На сентябрь запланировали подключение 124 школ и нескольких колледжей. Но для этого нужны инвестиции. Хотим поднять раунд в $1,5 миллиона при оценке в $10 миллионов, которую нам уже дают несколько венчурных фондов.

– В Казахстане государство работает исключительно по постоплате. Однако у вас есть IoT-наборы, которые наверняка не из дешевых. Не боитесь при такой модели получить кассовый разрыв?

– Риски есть, отрицать не стану. Набор стоит 42 тысячи тенге. Подключение одной школы обходится нам в 4,2 миллиона тенге. Первую оплату получаем только спустя месяц после предоставления продукта.

Жанадил Талдыбаев

Однако это осознанный риск. Наша цель – набрать побольше юзеров. Сейчас у CodiPlay более 15 тысяч пользователей. Затем будем смещать фокус с B2G и B2B на B2C. Хотим продавать эксклюзивные IoT-проекты, с помощью которых дети смогут в любое удобное время самостоятельно собирать разные элементы умного дома.

Казахстанский EdTech-стартап привлек на работу людей с инвалидностью

– Фокус на наборах, которые можно считать «железом», не усложнит масштабирование?

– Планируем переносить все в виртуальное пространство. Чтобы IoT-проекты можно было создавать прямо в смартфоне с помощью VR-очков. Да, сейчас они не сильно дешевле наборов. Однако с учетом развития технологий, думаю, в течение 3-4 лет они станут доступнее.

«Стремимся к тому, чтобы в разных странах мира пользовались не только нашей технологией, но и учебной программой»

– Не так давно CodiPlay запустился в государственной школе в корейском Инчхоне. Выбрали этот рынок, потому что он знаком или там есть хорошие перспективы для проекта?

– И то, и другое. Благодаря Kazmedikor удалось встретиться с представителем департамента образования города Инчхон. Рассказал ему о нашем продукте. Чиновник так загорелся, что уже спустя полчаса CodiPlay тестировали на уроке информатики в одной из городских школ. Детям, учителям и руководству школы все понравилось. Сразу же подписали договор. Все прошло очень быстро.

Жанадил Талдыбаев

Южная Корея – перспективный для нас рынок. Там сейчас большой фокус на раннем ИТ-образовании в школах. И CodiPlay для этого идеально подходит. Еще огромный для нас плюс – большее количество людей. В школе Инчхона только с 1-ого по 6-й класс обучается 900 человек.

«Перед выходом на внешние рынки нужен успешный кейс в Казахстане». История Edtech-стартапа FocusED, который за год сделал продажи в ОАЭ, Вьетнаме, России и Эстонии

– Получается, с такими вводными вам достаточно легко масштабироваться в Южной Корее?

– Легче, чем в Казахстане. Но и цена ошибки выше. Мы стремимся к тому, чтобы в разных странах мира пользовались не только нашей технологией, но и учебной программой. Сейчас обкатываем ее на Казахстане, чтобы понять эффективность и сформировать максимально грамотную методику.

Затем нужно будет погрузиться в систему школьного образования Южной Кореи. Понять, какие тут потребности, как мы можем их удовлетворить с помощью нашего продукта.

В идеале – собрать воедино все данные по Казахстану и Южной Кореи и создать конструктор учебных программ. Чтобы при выходе в новые страны учителя просто могли выбирать наиболее подходящую программу, переведенную на их язык, и спокойно преподавать. В таком случае масштабироваться будет гораздо проще.

– Вы говорили, что к 2026 году CodiPlay добьется оценки в $100 миллионов. Что для этого нужно сделать?

– Подключить 1 тысячу школ. Думаю, если расширим свое присутствие в Казахстане и Южной Корее, плюс полноценно запустимся в Турции или ОАЭ, где нашим продуктом уже пользуются в тестовом режиме, то даже при средних показателях капитализация в $100 миллионов реальна.

Жанадил Талдыбаев

Мы уже начинаем тесно общаться с Министерством просвещения РК о том, чтобы CodiPlay интегрировали в школьные программы. Если это произойдет и мы покажем, что благодаря нашему продукту произошел рост ИТ-компетенций у молодежи, то добиться поставленной цели будет проще. Уверен, за 3 года сможем все реализовать.

О стартапе

CodiPlay – решение для обучения учеников с 3-го по 11-й класс с помощью мобильных игр языкам программирования Scratch, C++ и Python . Помимо приложения еще есть наборы CodiKit, которые содержат детали и макеты для создания 30 IoT (Internet of Things) проектов – от светофора до системы умного дома. Также ребята создали веб-платформу CodiTeach для повышения ИТ-квалификации учителей.

Жанадил Талдыбаев