Пройти границу за 15 секунд. Казахстанский стартап Q-Gate разработал терминал для бесконтактного пропуска пассажиров в аэропортах

03.11.2022, 09:05
Текст: Никита Авраменко
Фото: Батыр Аубакиров

Фото: Kazdream

В 2020 году команда стартапа Q-gate представила терминал для быстрого прохождения границы в аэропорту Астаны. Система считывает данные паспорта пассажира, фото и проверяет, можно ли человеку въезжать в страну или выезжать из нее. Весь процесс занимает не больше 15 секунд, тогда как сотрудник Пограничной службы может тратить гораздо больше времени. В интервью для Digital Business Product Owner проекта Серик Хасенов рассказал, с какими сложностями столкнулся стартап во время разработки терминала и как планирует монетизировать продукт.

«Заказчики предлагали стать интеграторами импортных систем, то есть даже не рассчитывали на нас»

— Серик, про вас не так много информации в публичных источниках – расскажите о себе. Вы, насколько я знаю, пришли в проект не сразу?

— Я работал системным аналитиком в сфере автоматизации госуслуг, помогал менять портал электронного правительства egov.kz, участвовал в разработке платформы и базы данных для миграционной службы Казахстана. Это была целая система для сотрудников с информацией об иностранцах и людях, которые получают казахстанское гражданство.

В 2020 году меня пригласили на собеседование в Kazdream: в компании хотели сделать автоматизированное решение для пограничной службы, мультибиометрический терминал для бесконтактного пропуска пассажиров в аэропортах. Уже пробовали разработать софт, но безуспешно. И для еще одной попытки собирали новую команду, куда позвали меня на позицию аналитика и скрам-мастера. То есть сам Kazdream формировал команду, давал инвестиции и отправлял стартап в свободное плаванье.

— А какая у этого терминала ценность? Ведь на рынке уже есть похожие решения…

— Да, в 2018-2019 годах уже закупались системы из Португалии, но они не прижились. Поэтому Пограничная служба страны продолжала искать варианты. После пришла пандемия коронавируса, которая еще больше обострила необходимость в комплексе.

Нам хотелось разработать продукт казахстанского производства. Хотя сперва пограничный комитет предложил быть только интеграторами: они закупили тестовый образец из Франции и попросили сделать до официальной демонстрации программу, которая связывала бы хардверную часть с базами данных пограничников. То есть изначально на нас даже не рассчитывали.

Мы же предложили такой вариант: к официальной демонстрации комплексов создадим свой прототип терминала с отечественным софтом. Пообещали, что это будет гораздо дешевле импортных систем и больше заточено для работы казахстанских пограничников. Они согласились.

Хотели сделать двухшаговую систему: есть киоск для сбора данных и гейт. Пассажир подходит к киоску и сканирует свой паспорт. Затем открываются ворота — человек попадает на второй этап проверки, где сдаются отпечатки пальцев, а камера сверяет лицо с фото на документе. Если есть какое-то несоответствие, то вторые ворота уже не открываются. Если все окей, то человек проходит дальше. Вся процедура занимает до 15 секунд. Тогда как пограничник справляется по регламенту за 3 минуты.

— А как камера может удостовериться, что перед ней стоит человек с фото в паспорте? Ведь он может сильно измениться: отпустить бороду, сделать татуировки, потолстеть…

— Система идентификации построена на искусственном интеллекте на основе машинного обучения. Это давняя и проверенная разработка Kazdream: разработчики «скормили» ИИ огромное количество фотографий реальных человеческих лиц. То есть система обучена. И даже если на паспорте ребенок, а по факту человеку уже за 20, то идентификация не вызовет проблем.

«После успешных тестов мы подумали, что сможем сделать полностью казахстанский терминал. Это было нашей ошибкой»

— В какие сроки нужно было разработать прототип?

— Чуть меньше 4 месяцев. У нас были серьезные опасения, что мы не успеем. В команде всего 4 человека: разработчик, инженер, аналитик/скрам-мастер и product owner. А работа даже не начиналась.

В августе мы провели custdev и выяснили, кто может поставить «железо». Выбрали китайскую компанию и объяснили нашу потребность: нужна металлическая рамка с камерами и сканерами для идентификации лица и сбора биометрии, а еще киоск. Китайцы, кстати, справились быстро — и поставили опытный образец за месяц. А дальше начались проблемы.

— Какие?

— Прошивка и модуль управления системой пришли вместе с гейтом. У нас было всего 2 месяца, чтобы наладить работу софта с хардом. Было еще кое-что важное: в команде не оказалось программиста необходимого уровня. Наш человек работал на C # и никогда не сталкивался с задачами по ПО, связанными с оборудованием. Поэтому пришлось искать дополнительного специалиста с опытом работы на C++ и созданием софта, который умеет обращаться к железу. На его поиски ушло несколько недель.

Второй нюанс — из-за сжатых сроков нам пришлось делать имитацию базы пограничной службы. Если бы мы взялись за интеграцию с оригиналом, то попросту бы не успели к демонстрации. Это важный момент, который мог бы создать неправильное впечатление о нашем продукте во время демонстрации.

Но в итоге все прошло хорошо: уже в начале декабря 2020 года, за несколько дней до показа, мы заканчивали тесты модели и в принципе были готовы. Демонстрация прошла хорошо: представители пограничной службы посмотрели на французскую систему и на нашу, казахстанскую, и не увидели большой разницы. Поэтому дальше нам сделали предложение собрать опытный образец для боевой проверки в аэропорту.

— Выбрали в итоге вас?

— Не совсем. Нам предложили продолжить сотрудничество и интегрировать обновленный терминал с информационной системой Пограничной службы. По сути, это MVP№2.

Мы договорились, что справимся с работой в течение года. В тот момент сильно поверили в себя и даже решили, что сможем найти поставщика хардверной части в Казахстане! Это было очередной нашей ошибкой.

Производителя-то найти удалось: им оказался завод, который специализировался на космическом оборудовании. Их представители сказали, что справятся с задачей — от нас требуется только список технических требований и пожелания по внешнему виду.

Через несколько встреч ребята пришли с эскизами — и все было круто. А спустя пару месяцев нам показали «скелеты», то есть предварительную версию без электроники и начинки. Это было намного хуже, чем у китайцев: не устраивало качество металла, внешний вид пластиковых элементов и в целом сборка. Ставить такую конструкцию в международном терминале аэропорта в столице — абсолютно не вариант.

В итоге к маю 2021 года мы поняли, что нужно начинать работу с начала. И в этом есть наша вина: команда понадеялась, что все пройдет гладко, и не подготовила альтернативных вариантов на случай факапа.

«Система может работать не только в аэропортах»

— Снова вернулись к китайским поставщикам, с которыми ранее были проблемы?

— Да, у них как раз вышла обновленная модель с улучшенным дизайном, LED-подсветкой и прочими штуками. Мы заказали образец, но помнили прошлую ситуацию с прошивкой. Поэтому в этот раз сразу уточнили насчет ПО. Поставщики сказали, что в устройстве будет почти идентичная версия прежней прошивки.

В конце года приехал образец, а уже в начале 2022 года мы тестировали готовую систему в аэропорту. Единственное, пришлось отказаться от сканера отпечатков пальцев, потому что сбор отпечатков на данный момент не принят по законодательству.

После успешных тестов мы ввели 4 терминала в опытную эксплуатацию в марте 2022 года. Чтобы система доказала свою работоспособность, нужно «прогнать» через нее около 10 тысяч настоящих пассажиров. На данный момент через гейты прошло около 5 тысяч человек в зонах вылета и прилета. Уже есть конкретные результаты: летом биометрический терминал смог выявить мужчину, который не имел права покидать Казахстан из-за долгов по налогам.

Если период опытной эксплуатации закончится успешно, то пойдет речь о закупке и передаче терминалов на баланс пограничной службы.

— Наверняка эти комплексы не дешевые. К тому же ваша команда потратила много времени и денег на их разработку. Как планируете окупать затраты с учетом того, что в Казахстане не так много международных аэропортов?

— Терминалы реально адаптировать для нужд пеших и автомобильных погранпереходов. А таких пунктов гораздо больше, чем авиационных.

Также есть планы по экспорту системы на территорию Центральной Азии, например, в Узбекистан, Кыргызстан. Еще мы видим заинтересованность в терминалах со стороны B2B-сегмента, в частности, в банковской сфере и у служб безопасности бизнес-центров, где нужно контролировать человеческие потоки.

Новости