«Казахстан, вероятно, поспешил, когда объявил целью рост стартапов, а не аутсорс-разработки». Альтернативный взгляд на развитие ИТ-индустрии

27.08.2022, 10:10
Текст: Никита Авраменко
Фото: Катерина Малама
Шамиль Ахмедов и Адмет Акхтер

Шамиль Ахмедов и Адмет Акхтер

Что происходит на рынке ИТ-кадров в Казахстане? Почему возникла зарплатная пропасть между корпорациями и небольшими частными компаниями? Почему вузы страны пока не способны готовить много качественных программистов? Своим мнением о ситуации в отрасли – сразу отметим: дискуссионным – в разговоре с Digital Business поделились основатель студии аутсорс-разработки Akhter Studios Адмет Акхтер и сооснователь Шамиль Ахмедов.

Кого на ИТ-рынке больше: джунов или мидлов?

— По данным исследования рынка разработчиков от Kolesa Group, больше половины специалистов работают в ИТ меньше 3 лет. Как это влияет на уровень разработки в Казахстане?

Шамиль: — Не стоит заострять на этом внимание и паниковать. Рынок ИТ в Казахстане только формируется, поэтому со временем численность малоопытных специалистов будет сокращаться.

Шамиль Ахмедов

Адмет: — Если говорить в среднем, то качество казахстанских продуктов провисает. У нас до сих пор можно найти интернет-магазины с открытым исходным кодом. В лучшем случае практически любой специалист может копировать данные и сэкономить на разработке. В худшем — «уронить» сайт и навредить конкуренту.

Адмет Акхтер

Главная разница между Казахстаном и, к примеру, Беларусью, Россией и Украиной в том, что многие компании забивают на протоколы безопасности и регламенты. Тот же Общий регламент по защите данных (GDPR), без которого ты не запустишься на рынке ЕС, — у нас занимаются чем-то аналогичным только крупные банки и корпорации, которые нанимали специалистов из более продвинутых в плане ИТ стран.

Главная причина такого поведения — почти вся ИТ-индустрия Казахстана закрывает потребности внутреннего рынка, где любят экономить на качестве. Выходить за рубеж и работать на экспорт хотят единицы. Поэтому и получается, что ИТ как отрасль приносит мизерные деньги в ВВП страны.

— При этом около 60%, если верить тому же исследованию, называют себя мидл-специалистами. Как, на ваш взгляд, это коррелирует с реальностью?

Адмет: — Мы работаем на ИТ-рынке Казахстана больше года, за это время увеличили штат компании до 70 ИТ-специалистов. Проводили много собеседований и примерно понимаем общую ситуацию на рынке. Из того, что видим: джунов в Казахстане гораздо больше. Думаю, их здесь подавляющее большинство, если считать со стажерами. Реальные специалисты мидл и синьор уровня составляют лишь небольшую прослойку на рынке труда. И у меня есть развернутый ответ, почему ситуация развивается именно так.

Большинство начинающих — это либо выходцы из местных вузов, либо ученики онлайн-школ и курсов переподготовки. Практический опыт таких ребят оставляет желать лучшего, и, если быть честными, при приеме на работу их нужно называть стажерами. Но они позиционируют себя как джуны, как-то устраиваются в небольшие компании без четкой системы грейдирования или в организации, где ИТ — не основа бизнеса. Вместо планомерного развития своего статуса в зависимости от полученного опыта очень быстро переименовываются в мидлов, потому что ни одна компания не захочет говорить своим клиентам, что в их штате есть специалисты начального уровня.

Затем эти же ребята, поработав какое-то время на первом месте в своей ИТ-карьере, снова выходят на рынок труда и позиционируют себя как опытные специалисты минимум мидл уровня. Их забирают госкорпорации и банки, и постепенно повышают до статуса синьор, потому что этим организациям нужен высокий уровень членов их команды хотя бы на бумаге. То есть переход из одной категории в другую часто происходит формально и не по законам рынка.

Шамиль: — Немного дополню ответ. Казахстан сильно зависит от экспорта нефти, газа, металлов и другого сырья. Мы привыкли жить и не думать о будущем, зная, что все будет хорошо еще много лет. И пока другие предприниматели из Украины и Беларуси начали создавать аутсорс-разработку, думать о внешних рынках и туда выходить, мы спокойно сидели на месте. Затем, когда истории успешных кейсов стали известны по постсоветскому пространству, в Казахстане задумались о развитии ИТ сверху: то есть госкорпорации просто выделят много денег, непонятно как соберут команды и сразу получат готовые ИТ-продукты, потому что это в тренде. Они залили очень выгодными предложениями рынок ИТ, который только-только начинал развиваться, и создали огромную пропасть между собой и частным бизнесом. Поэтому молодые ребята, голодные до денег, просто бегут в эти проекты. И вместо какого-то развития закрывают финансовый вопрос, кочуя из одной корпорации в другую. Мы сами с этим столкнулись, когда наш джун с зарплатой в 300 тысяч тенге ушел в банк и сразу утроил себе зарплату — и мы не могли его удержать, потому что не способны предложить такие условия.

Это очень опасный путь, потому что он создает иллюзию успеха. Скоро каждый третий молодой человек захочет уйти в ИТ. Они массово пойдут в университеты и онлайн-школы, а потом выйдут на рынок, где будут либо никому не нужны, либо начнут требовать слишком много.

«В малых городах реально строить локальные ИТ-компании с зарплатами на уровне мегаполисов»

— И где тогда должны развиваться начинающие специалисты?

Адмет: В этом и загвоздка: Казахстан, как мне кажется, поспешил еще в 2018 году, когда, открыв Astana Hub, объявил главной целью – развитие стартапов и появление единорогов. Это крутая задача, но она будет достигаться очень долго из-за того, что мы перескочили важный этап развития ИТ-отрасли— аутсорс-разработку на экспорт. В стране есть всего несколько компаний, которые работают в таком формате. Хотя в СНГ все начиналось именно с этого.

По сути, аутсорс — это самая быстрая возможность прокачать свои скиллы начинающему специалисту. Ты приходишь с небольшим опытом и на небольшую зарплату, взамен участвуешь в совершенно разных проектах и общаешься с крутыми менторами внутри команды. Растешь, получаешь новые знания и участие в разработке продуктов для американского и европейских рынков. Смотришь, как там проводят лидогенерацию, продажи, ведут аккаунт-менеджмент, и все это впитываешь. Со временем понимаешь, что достиг определенного опыта в разработке, появляется насмотренность в плане бизнес-процессов — и вот уже тогда ты можешь выходить на рынок, строить что-то свое, что со временем может стать действительно успешным проектом. Это выгодный процесс и для аутсорс-компании, и для членов ее команды, и для экосистемы в целом. Первые могут продавать своих специалистов и на этом зарабатывать, вторые получают рост под контролем старших коллег, экосистема в итоге наполняется качественными специалистами.

 

Если бы в Казахстане изначально начинали с популяризации аутсорсинга, то локальные компании появились бы повсеместно по Казахстану, а не только в крупных городах типа Алматы, Нур-Султана или Караганды. Специалисты спокойно бы развивались у себя дома, получали бы сопоставимые с мегаполисами зарплаты и жили бы счастливо.

«Пример Kolesa Academy: как бизнес сам начал готовить сильных ИТ-специалистов»

— А готовых специалистов разве не учат в вузах? В Казахстане есть больше 70 университетов и институтов, у которых есть ИТ-специальности…

Шамиль: — Да, но при этом заведения, где выпускают действительно хороших айтишников, можно пересчитать по пальцам. Из нашего опыта: большинство крутых специалистов приходят к нам без дипломов о профильном высшем образовании. Максимум, что они имеют, — сертификаты о прохождении курсов, и то не всегда.

Мне кажется, что сама концепция вуза в Казахстане пока не сопоставима с обучением разработке. В университетах ставят на поток выпуск тысяч человек, которые учатся по 4-5 лет. Это огромный срок, за который сильно меняются технологии и сама ИТ-индустрия, а учебные программы остаются прежними. И по факту выпускник с дипломом выходит на рынок с устаревшими знаниями, а еще без практики решения реальных кейсов. Выход из ситуации такой: вузы должны осознать, что за несколько лет технические специальности меняются до неузнаваемости, и сделать учебные программы более гибкими и обновляемыми. Также надо привязывать их к рынку: если в Казахстане есть нехватка, например, по профилю product owner, то желательно наращивать подготовку именно этих специалистов.

Адмет: — Но это не значит, что в Казахстане все плохо с обучением. Так как бизнесу не хватает сильных специалистов, он сам начал их готовить. Хороший пример — Kolesa Academy. Ребята объявляют наборы по специальностям, обучают начинающих, лучшим предлагают трудоустройство. Резюме остальных практикантов расходятся по другим компаниям, и их охотно берут, потому что со временем прохождение этой программы стало каким-то стандартом качества. Компании готовы брать джунов и мидлов оттуда, потому что понимают, что они качественные.

Сейчас мы в Akhter Studios планируем здесь что-то подобное — и запустить свою онлайн-школу, которая будет работать в Казахстане, Кыргызстане и Узбекистане. В тех странах гораздо меньше сырьевых ресурсов, чем в Казахстане, поэтому ИТ развивается своим путем. Местные ребята более мотивированные — и готовы показывать хорошие результаты за меньшие деньги.

«Топовые специалисты в Казахстане не чувствуют конкуренцию и от этого… зажрались»

— Вы сказали, что крупные компании предлагают специалистам слишком много. Как это отражается на вас как на бизнесе?

Адмет: — Нам, как и другим частным компаниям, из-за этого тяжело. Мы не меняем свои фильтры найма и сделали систему грейдирования публичной. Чтобы хоть как-то конкурировать с корпорациями, мы почти с первого дня нашего существования сделали ставку на экспорт: берем проекты из ЕС, США и других более емких рынков, чтобы делать работу подороже и предлагать более адекватные по казахстанскому рынку зарплаты. Если бы не экспорт, мы бы вряд ли смогли выжить.

На данный момент я как руководитель вижу 3 составляющие в мотивации сотрудника: личное развитие, интересные проекты и деньги. У каждого человека свой ранжир — и мы как гибкая компания готовы менять местами эти 2 из 3 переменных. С деньгами, к сожалению, сложнее: наша студия готова предлагать только средние по рынку зарплаты.

Но и с этим в Казахстане возникают сложности: конкуренция на топ-позициях небольшая, поэтому действительно крутые специалисты, грубо говоря, зажрались.

— Например?

Адмет: — Недавно мы помогали искать человека на позицию СТО в один из крупных проектов. Обошли весь рынок Казахстана — и поняли, что наши люди просят просто огромные деньги. Ситуация вынудила нас выйти на рынки Беларуси, России и Украины. И мы нашли там сразу несколько специалистов в нашем ценовом диапазоне. Причем они были на голову выше, имели опыт запуска продуктов на десятки миллионов человек, а также навыки управления большими командами. Мы реально поняли — топы из Казахстана гораздо слабее, а просят больше, потому что не чувствуют конкуренции.

— А кого в принципе не хватает на рынке?

Шамиль: — Сейчас не хватает специалистов около ИТ — программистов как таковых можно находить и дообучать на месте. Мы видим дефицит менеджеров проектов, биздевов, лидогенераторов, сейлз-менеджеров, дизайнеров. И, учитывая наш опыт с СТО, мы понимаем: легче искать их вне Казахстана.

Есть альтернативное мнение? Хотите поспорить с героями или дополнить их? Ждем ваши комментарии в нашей группе в Telegram! Здесь можно задать свои вопросы, поделиться опытом, начать дискуссию. Строим цифровое комьюнити вместе🚀

Тоже хотите стать колумнистом Digital Business? Пишите на editor@digitalbusiness.kz, обсудим!

Новости